Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Октябрь 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031 

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 52. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    3 часа 30 минут

    Операция закончена и прошла удачно. Засыпаю под крики Шишкова. После невероятного напряжения ребята позволили себе немного расслабиться.

    РАССКАЗ АНДРЕЯ ШИШКОВА

    «Отправили мы Вадима и двинулись толпой по Плато. Везем на санях тело Степаняна, сани впереди, а мы с Афоней Гулиным идем за ними. И вдруг он хватается за живот под ложечкой. Я сначала выругался про себя, мол, этого еще не хватало. Но смотрю на него – шутки в сторону. Афанасия знаю давно, мужик он железный и уж если жалуется... Крикнул: «Ребята, стой!» Остановились, повернулись, подходят к нам. «Снимайте, – говорю, -4 Юру, кладите Афоню». А сам все еще не верю. Неужели что-то серьезное?! Решил провести эксперимент. «Встань, – говорю,– попробуй пойти». Встал. Но идти не может. Посмотрели мы его вместе с Орестом еще раз. Все симптомы «острого» живота. Возникло подозрение на аппендицит. Сделали обезболивающие уколы. Боли стихли, но скоро опять возобновились. Жестокие, непереносимые условия. Обезвоживание, а пить ему нельзя давать. Черты лица у Афанасия заострились, бледный... Я с ужасом думаю о транспортировке его по стене, особенно в скальной части. Однажды нес здесь парашютиста Бессонова, знаю, что это такое. За ночь у Афанасия было пять приступов.

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 53. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    7 августа 197... года

    8 трубу хорошо видно, как спускают спальный мешок с Юрой. Работают транспортировщики быстро и четко, к вечеру будут здесь. Прилетели брат Юры Олег Олегович Степанян и жена Наташа. Она не держится на ногах от горя, беспрестанно плачет. Наташа и Олег Олегович хотят похоронить Юру не здесь, а на Кавказе – там, где он жил, где работал,где все его знают. Мы не можем не считаться с желанием родственников, но возникает много дополнительных проблем: нет представителей прокуратуры, нет цинкового гроба...

    Не стану описывать в подробностях все возникшие вдруг осложнения, скажу только, что самое тяжелое у нас еще впереди.

    По радиосвязи сообщают, что через несколько часов тело Юры будет на леднике. Собираю оставшихся, берем ледорубы и отправляемся на ледник навстречу транспортировочному отряду. В сераке, в большой глыбе льда вырубаем нишу, укладываем туда Юру, заваливаем льдом.

    Теперь остается только ждать. А пока мы сворачиваем лагерь, упаковываем снаряжение, забиваем ящики...

    8 августа 197... года

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 54. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    11 августа 197... года

    В актовом зале какая-то женщина прикрепляет каждому из нас на рукав траурные повязки. Одной не хватает, женщина суетится, снимает у кого-то повязку... Я смотрю на ребят. Выбритые, в костюмах с галстуками, совсем непохожие на себя, они молча стоят и ждут. Потом мы все медленно проходим в фойе и встаем у гроба в почетный караул;

    Новодевичье кладбище. Произнесены все речи, сказаны все слова, народ расходится. Мы стоим у высокого холма из живых цветов.

    – Подойдем, – говорит Ваня Бочаров. И мы подходим к цветам.

    – Пусть каждый скажет несколько слов. Давайте поклянемся продолжать его дело.

    Как кощунственны сейчас любые слова... Не хочется ничего говорить. Какие клятвы? К чему?! Зря он это. Но все молча смотрят на меня, ждут.

    ...Потом мы приезжаем в институт. Большие поминки. «Проходите, – говорят нам, – сейчас подойдет Анна Андреевна, она хотела всех вас видеть». Кто-то хлопочет, сдвигает для нас пустые столы, усаживает за них. Из битком набитого зала выходит жена Вадима Петровича. Мы встаем. Она останавливается, смотрит на нас и вдруг закрывает лицо руками и быстро уходит, почти убегает. С опущенными головами идем к выходу.

    2 сентября 197... года

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 55. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    3 сентября 197... года. Ночь

    И вот сидим мы теперь вдвоем с Нурисом у меня на кухне. Уже не за чаем. Нурис рассказывает о том, как похоронили в Приэльбрусье Юру.

    —   Как ты спишь, Нурис?

    —   Нормально.

    —   Твоей вины нет, Нурис. Нет твоей вины, пойми! Нурис молча вскрывает новую пачку сигарет.

    —   Там, наверху, – продолжаю я, – не было человека, я повторяю, ни одного человека, который бы показал себя трусом или эгоистом. У Васи Куликова явно произошел сдвиг в психике, а вы не поняли этого, это тоже не случайно... Вадим Петрович изъявляет желание пожить два дня на «Востоке». А сам в состоянии острой горной болезни. Каждому здравомыслящему человеку ясно, что нужно как можно скорее опускаться вниз, а он хочет пожить на «Востоке». Как это расценить? Мешков же на полном серьезе передает о его желании нам по радио. Даже Мешков, не говоря уже о других, не вполне отдает себе отчет в своих поступках. Уж ему ли не знать, что Вадима надо немедленно спускать?

    —   Вы хотите сказать, что мы все до одного были того... чокнутыми?

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 56. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    Тут еще и другое. И знаешь что? Двойственность положения научно-спортивной экспедиции и отсутствие единого руководства. Никуда нам от этого не уйти.

    Отсутствие четкой грани, за которой мы из ученых превращались в альпинистов, привело к бесплановым выходам, стихийному составлению групп на месте (спортивных групп!), отсутствию проверки подготовленности, тактики... У нас не было выпускающего, чего уж больше!

    —   Не вы ли, Сан Саныч, восхищались нашими демократическими порядками, такой дорогой вашему сердцу свободой?

    —   Странно это тебе от меня слышать? Да, я восхищался. Для меня это было ново и необычно. А теперь вот говорю: для альпинизма такой порядок не годится. Выпускающий должен быть. Каждый подумает о себе, о своей группе, а он обо всех. Что же у нас получилось? Коля Степанов руководил научной экспедицией, спортивная часть не имела к нему отношения. Иван Бочаров должен был возглавить штурм и идти на пик Коммунизма вместе с Ваниным. В этом он сам и все мы видели его задачу. Наша так называемая «спортивная группа» была слаба по составу, люди просто приехали провести отпуск в горах. И сам Вадим Петрович проводил с ними отпуск, хотя и в научной экспедиции академии. Только теперь нам стало ясно, что в научно-спортивной экспедиции должен быть человек, который осуществлял бы общее руководство. В данном случае, когда дело касалось альпинизма, он мог бы сказать «нет» и Степанову, и Бочарову, и Ванину. Такого человека у нас не было.

    Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015