Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • Гигиена массового спорта. Глава II. Рациональный суточный режим
  • Этажи леса
  • МИНЕРАЛЬНЫЕ ВОДЫ КУРОРТА НАЛЬЧИК
  • Карта маршрута "Путешествие вокруг Эльбруса". Масштаб 1:100 000
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Неплохая карта Эльбруса и части Приэльбрусья. Масштаб 1:100 000
  • Горная болезнь. История изучения
  • Краски из растений
  • ПОДВИЖНЫЕ ИГРЫ. ЛЕТНИЕ ИГРЫ. Стр 26
  • «    Июнь 2024    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930

    О Балкарии и балкарцах. «У ПОДОШВЫ ЭЛЬБОРУСА». Часть 3 Кабардино-Балкария / Балкария и балкарцы

    По данным М. М. Ковалевского и И. И. Иванюкова, кровную месть на себя навлекал и тот, кто позволял себе насильно ворваться в чужой дом или обидеть гостя чьей-либо семьи. Собирая полевой этнографический материал в Верхней Балкарии, Советском, Бабугенте, Верхнем и Нижнем Чегеме, мы то же самое слышали от стариков. «В голову бы не пришло балкарцу выяснять отношения с обидчиком в чужом дворе или же преследовать кровника на территории хозяйства или жилья односельчанина», – говорит по этому поводу Махмут Исаевич Гасиев (1886 г. р.) из Верхней Балкарии. «Тяжелым оскорблением семьи, членов тукума, – рассказывает Мусса Адыкович Жарашуев (1888 г. р.) из Булунгу, – считались обида и издевательские насмешки, оскорбление гостя чегемца».

    А если, указывает М. Ковалевский в работе «Закон и обычай на Кавказе», убийца, скрываясь от погони, попадал в центральное помещение горской семьи – «большой дом», его должны были избавить в данной ситуации от преследования: «...ищущий убежища преступник старается прежде всего проникнуть в это помещение; раз он вошел под его кровлю, он считает себя спасенным от преследования и, по обычаю, не может быть выдан, будь он даже виновным в смерти кого-либо из домочадцев». П. Зубов на примере адыгских народов это объяснял следующим образом: «Гостеприимство между народом адехе доходит до последней степени и переходит даже пределы гражданских добродетелей. Всякий, кто бы он такой ни был, – путешественник, купец, преступник, русский, татарин, еврей, – как скоро прибегнет к гостеприимству кого-либо из адехе, становится священною особою».

    «Личность его, как гостя, – подтверждает С. Каргинов, – считается священной, почему хозяин, у которого преступник ищет спасение, должен защищать его даже жизнью, если бы это потребовалось».

    Образное воплощение подобный порядок у кабардинцев нашел отражение в романе известного писателя Алима Пшемаховича Кешокова «Вершины не спят». Одна из героинь романа вдова Диса, желая насильно выдать замуж дочь Сарыму, преследует ее до дома соседки Думасары, которая, властно останавливая ее, заявляет: «Я не позволю тебе совершить злодеяние в моем доме. Она моя гостья, я защита ей...»

    Насколько серьезно к этому относились кабардинцы, свидетельствует и такой необычный случай из этого же романа. Каспот Маремканов, совершая жертвоприношение, отвлекается на некоторое время от обрабатываемого животного, а его пес, использовав, как говорится, момент, утаскивает ягненка под крыльцо соседа Кургоко Матханова. Разъяренный Каспот пытается убить собаку, но Кургоко защищает ее: «Животное ищет защиты, оно в моем доме. Уходи!»

    В. К. Гарданов, ссылаясь на Ш. Б. Ногмова, Н. Дубровина и Хан-Гирея, писал, что у адыгов, как и у других горцев, важнейшей обязанностью хозяина в отношении гостя было не только сохранение его личной безопасности, но и «сохранение всего того имущества, с которым гость прибыл в данный дом».

    Однако закон гостеприимства для преступника или виновного действовал не всегда абсолютно, что в литературе впервые было отмечено П. Зубовым и что подтверждается полевым этнографическим материалом. Если односельчане знали, что такой-то член их общины похитил обрученную невесту, «обесчестил законное ложе супругов», они лишали его права гостеприимства, если он, правда, не прибегал к хитрости. И, видимо, не случайно полабские славяне отказывали в гостеприимстве нищим, считая их серьезно провинившимися у себя на родине.

    Возвращаясь к анализу кровной мести Иванюковым и Ковалевским, надо отметить, что они, как и С. Каргинов и другие дореволюционные авторы, упустили факт объявления кровной мести. Между тем начало вражды объявлялось главой патронимии или фамилии в доме старшего виновной стороны.

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • О Балкарии и балкарцах. Хранители народной памяти
  • О Балкарии и балкарцах. На рубеже двух эпох. Часть 8
  • О Балкарии и балкарцах. На рубеже двух эпох. Часть 7
  • О Балкарии и балкарцах. На рубеже двух эпох. Часть 4
  • О Балкарии и балкарцах. На рубеже двух эпох. Часть 1
  • О Балкарии и балкарцах. «У ПОДОШВЫ ЭЛЬБОРУСА». Часть 4
  • О Балкарии и балкарцах. «У ПОДОШВЫ ЭЛЬБОРУСА». Часть 2
  • О Балкарии и балкарцах. Впервые с научными целями. Часть 2
  • О Балкарии и балкарцах. Впервые с научными целями. Часть 1
  • О Балкарии и балкарцах. Предыстория вопроса


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2019