Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Июнь 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 

    УЧАСТИЕ В ОРГАНИЗАЦИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ ЭКСПЕДИЦИЙ Патриотическое

    Еще при жизни Петра I И. К. Кирилов проявлял живейший интерес к отправляемым на далекие окраины государства экспедициям, к их задачам и участникам, из которых с одними, например с капитаном Витусом Берингом, он был хорошо знаком, с другими же имел возможность встречаться и беседовать в Сенате.

    Кирилов считал, что основная цель экспедиций, направляемых на Дальний Восток, должна заключаться в открытии и присоединении к России новых земель, в отыскании богатых золотом и серебром месторождений и в установлении торговых связей с Китаем, Индией и другими странами Востока. Поэтому, сожалея о том, что капитан Беринг, отправленный в 1725 г. в Первую Камчатскую экспедицию, «только одно известие, соединяется или не соединяется Америка (с Азией, — М. Н.), привезет, а о интересе настоящем от него ожидать нечего», он «искал случая, каким бы образом туда для сыскания новых земель и иных полезных дел кого возбудить» [2, стр. 35], и вскоре, по его словам, такой случай ему представился.

    ГЕНЕРАЛЬНАЯ КАРТА И АТЛАС ВСЕРОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ Легенды и были / Иван Кириллович Кирилов

    Осуществляя общее руководство геодезистами и их работами, И. К. Кирилов поставил своей задачей не только закончить съемочно-картографические работы, предпринятые Петром I, но и составить Атлас и Генеральную карту Российской империи.

    Впервые как картограф Кирилов проявил себя в 1724 г. Произошло это, по его словам, при следующих обстоятельствах. Петр I, присутствуя в Сенате в декабре 1724 г., потребовал «ландкарты Сибирским землям», но так как карты Сибири в Сенате не нашлось, то Кирилов предложил царю взамен китайские карты, напечатанные в Пекине. При этом он напомнил о карте Камчатки, составленной геодезистом Иваном Евреиновым. Тогда Петр I приказал Кирилову, «соединя камчатскую и китайские карты, на один лист положить». Выполняя приказание, И. К. Кирилов «чрез одну ночь своеручно нарисовал» карту и передал ее царю. Позднее Кирилов видел свою карту в Москве у Я. В. Брюса, которому она была передана Петром I «для скопирования» [2, стр. 35].

    К началу 1726 г. в Сенате скопилось значительное количество географических карт, составленных геодезистами, участниками генеральной съемки территории России. И. К. Кирилов, как любитель картографии и как человек деловой, заботившийся об извлечении практической пользы из осуществляемых им мероприятий, видя, что Сенат не собирается приступать к изданию этих карт, решил предпринять гравирование и печатание их за свой счет.

    И. К. КИРИЛОВ И ПЕРВЫЕ РУССКИЕ ГЕОДЕЗИСТЫ Патриотическое

    Большие внешнеполитические успехи и значительные экономические достижения, которыми ознаменовалась первая четверть XVIII в. в истории России, обусловили необходимость проведения крупной реформы в области русской картографии.

    Замечательные для своего времени оригинальные русские карты-чертежи, созданные допетровской картографией, и, в частности «Большой чертеж» (1570 г.), равно как и появившиеся позднее «Чертеж всей Сибири» (1698 г.) и «Чертежная книга Сибири» (1701 г.) С. У. Ремезова, составленные на основании приблизительных измерений и расспросов, не имевшие научно-математической основы, ни в какой мере не могли претендовать на точность. Не обладали этим качеством и иностранные карты того времени, изображавшие Россию в целом или отдельные ее области.

    Мероприятия, предпринятые Петром I в связи с проведением реформы картографического дела, явились исходным пунктом для развития научных методов в русской картографии. На первых порах при изготовлении географических карт, а также планов городов и крепостей пришлось прибегнуть к помощи иностранных специалистов. Однако очень скоро русские граверы, геодезисты и картографы, сочетая знания, полученные ими от учителей-иностранцев, с богатым опытом и лучшими традициями старой русской картографии — детальностью изображения и разносторонностью сведений, достигли блестящих успехов в области картографии, которые позволили России в короткий срок занять достойное место в ряду передовых в картографическом отношении стран.

    «ЦВЕТУЩЕЕ СОСТОЯНИЕ ВСЕРОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА» Легенды и были / Иван Кириллович Кирилов

    Судя по датам использованных документов, а также по свидетельству И. И. Голикова [18, стр. 413], работу над своим произведением «Цветущее состояние Всероссийского государства» И. К. Кирилов начал в 1726 г. и закончил в 1727 г.

    Для написания своего труда он пользовался самыми разнообразными источниками и в том числе хранившимися в Сенате географическими описаниями городов. Такие описания поступали из губерний и провинций в ответ на анкеты или «вопросные пункты», рассылаемые Сенатом по разному поводу. Так, в Отделе рукописей Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде сохранились ответы на одну из таких анкет, разосланную в 1724 г. в связи с предпринятой Сенатом работой по сочинению городских гербов.

    Сопоставление ответов на эту анкету с описанием городов в «Цветущем состоянии Всероссийского государства» показало, что характеристики отдельных городов, особенно в части, касающейся основания или завоевания города, его местоположения, состояния его укреплений и строений, в некоторых случаях не только по форме и содержанию, но почти дословно совпадают с описанием Кирилова. Однако наряду со сходством имеющиеся различия в описании дают основание думать, что Кирилов в своем произведении пользовался материалами не этой, а какой-то другой, близкой по содержанию анкеты.

    СЛУЖБА И. К. КИРИЛОВА В КАНЦЕЛЯРИИ СЕНАТА Легенды и были / Иван Кириллович Кирилов

    Вполне достоверных и документально подтвержденных сведений о годе рождения и о жизни Ивана Кирилловича Кирилова до 1712 г., т. е. до года его поступления на службу в канцелярию Сената, не имеется. Стремление восполнить до некоторой степени этот пробел в биографии Кирилова привело отдельных исследователей его жизни и деятельности к ряду более или менее достоверных предположений. В большинстве случаев эти предположения основывались на документальных данных, хотя и содержащих сведения об Иване Кирилове, но не позволяющих утверждать, что эти сведения действительно относятся к Ивану Кирилловичу Кирилову, а не к кому-либо из его многочисленных однофамильцев.

    Так, Ф. Ф. Веселаго, исходя из того, что в списках учеников Московской математико-навигацкой школы в 1706 г. значился некий Иван Кирилов, впервые высказал предположение о том, что И. К. Кирилов был воспитанником этой школы [14, стр. 34].

    Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015