Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Сентябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 

    Предисловие Легенды и были / Иван Кириллович Кирилов

    Очередная тематическая книга посвящена замечательному человеку, благодаря которому мы получили первую в истории карту государства. Книга написана не сухим, как можно ожидать от монографии, языком, а достаточно живо описывает непростую и интересную жизнь человека, отдавшего себя службе своему отечеству без остатка

     

    Первая четверть XVIII в. в истории Русского государства ознаменовалась блестящими победами русской армии и флота, окончательно закрепившими за Россией побережье Балтийского моря и обеспечившими ей одно из первых мест в ряду великих держав Европы. Эти внешнеполитические успехи и некоторые экономические достижения сопровождались значительным подъемом русской национальной культуры и развитием науки и просвещения.

    В числе наук, получивших под влиянием практических нужд государства особенно широкое развитие, была и география. Экспедиции в Среднюю Азию и Сибирь, на Каспийское море и на берега Тихого океана, организованные Петром I, равно как предпринятое им генеральное картографирование страны и ряд других мероприятий, содействовали успешному развитию этой науки.

    СЛУЖБА И. К. КИРИЛОВА В КАНЦЕЛЯРИИ СЕНАТА Легенды и были / Иван Кириллович Кирилов

    Вполне достоверных и документально подтвержденных сведений о годе рождения и о жизни Ивана Кирилловича Кирилова до 1712 г., т. е. до года его поступления на службу в канцелярию Сената, не имеется. Стремление восполнить до некоторой степени этот пробел в биографии Кирилова привело отдельных исследователей его жизни и деятельности к ряду более или менее достоверных предположений. В большинстве случаев эти предположения основывались на документальных данных, хотя и содержащих сведения об Иване Кирилове, но не позволяющих утверждать, что эти сведения действительно относятся к Ивану Кирилловичу Кирилову, а не к кому-либо из его многочисленных однофамильцев.

    Так, Ф. Ф. Веселаго, исходя из того, что в списках учеников Московской математико-навигацкой школы в 1706 г. значился некий Иван Кирилов, впервые высказал предположение о том, что И. К. Кирилов был воспитанником этой школы [14, стр. 34].

    «ЦВЕТУЩЕЕ СОСТОЯНИЕ ВСЕРОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА» Легенды и были / Иван Кириллович Кирилов

    Судя по датам использованных документов, а также по свидетельству И. И. Голикова [18, стр. 413], работу над своим произведением «Цветущее состояние Всероссийского государства» И. К. Кирилов начал в 1726 г. и закончил в 1727 г.

    Для написания своего труда он пользовался самыми разнообразными источниками и в том числе хранившимися в Сенате географическими описаниями городов. Такие описания поступали из губерний и провинций в ответ на анкеты или «вопросные пункты», рассылаемые Сенатом по разному поводу. Так, в Отделе рукописей Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде сохранились ответы на одну из таких анкет, разосланную в 1724 г. в связи с предпринятой Сенатом работой по сочинению городских гербов.

    Сопоставление ответов на эту анкету с описанием городов в «Цветущем состоянии Всероссийского государства» показало, что характеристики отдельных городов, особенно в части, касающейся основания или завоевания города, его местоположения, состояния его укреплений и строений, в некоторых случаях не только по форме и содержанию, но почти дословно совпадают с описанием Кирилова. Однако наряду со сходством имеющиеся различия в описании дают основание думать, что Кирилов в своем произведении пользовался материалами не этой, а какой-то другой, близкой по содержанию анкеты.

    ГЕНЕРАЛЬНАЯ КАРТА И АТЛАС ВСЕРОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ Легенды и были / Иван Кириллович Кирилов

    Осуществляя общее руководство геодезистами и их работами, И. К. Кирилов поставил своей задачей не только закончить съемочно-картографические работы, предпринятые Петром I, но и составить Атлас и Генеральную карту Российской империи.

    Впервые как картограф Кирилов проявил себя в 1724 г. Произошло это, по его словам, при следующих обстоятельствах. Петр I, присутствуя в Сенате в декабре 1724 г., потребовал «ландкарты Сибирским землям», но так как карты Сибири в Сенате не нашлось, то Кирилов предложил царю взамен китайские карты, напечатанные в Пекине. При этом он напомнил о карте Камчатки, составленной геодезистом Иваном Евреиновым. Тогда Петр I приказал Кирилову, «соединя камчатскую и китайские карты, на один лист положить». Выполняя приказание, И. К. Кирилов «чрез одну ночь своеручно нарисовал» карту и передал ее царю. Позднее Кирилов видел свою карту в Москве у Я. В. Брюса, которому она была передана Петром I «для скопирования» [2, стр. 35].

    К началу 1726 г. в Сенате скопилось значительное количество географических карт, составленных геодезистами, участниками генеральной съемки территории России. И. К. Кирилов, как любитель картографии и как человек деловой, заботившийся об извлечении практической пользы из осуществляемых им мероприятий, видя, что Сенат не собирается приступать к изданию этих карт, решил предпринять гравирование и печатание их за свой счет.

    ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ Легенды и были / Иван Кириллович Кирилов

    В 30-х годах XVIII в. начался добровольный переход казахов в русское подданство, подготовленный длительными экономическими и политическими связями, установившимися между русским и казахским народами. Еще в 1716—1718 гг. казахские ханы Тауке и Абулхаир обращались к России с просьбами об оказании военной помощи, ставя одновременно вопрос и о принятии казахов в русское подданство [24, стр. 235—236]. В 1726 г. хан Абулхаир вновь ходатайствовал от имени старшин Младшего жуза о принятии казахского народа в количестве 40 тысяч кибиток «под протекцию» России. Поскольку ответ царского правительства на обращение хана задержался, то в сентябре 1730 г. хан снова отправил послов в Петербург с просьбой о защите от нападения джунгар и о принятии его и подвластного ему народа в русское подданство. На этот раз его просьба была удовлетворена, и 30 апреля 1731 г. для приведения казахов к присяге в Младший жуз был направлен переводчик Коллегии иностранных дел А. И. Тевкелев. 18 октября 1731 г. старшины Младшего жуза во главе с Абулхаиром присягнули на подданство России, а в следующем году были приведены в подданство часть Среднего жуза и каракалпаки. Успешно завершив, таким образом, свою миссию, Тевкелев в начале 1733 г. вернулся в Петербург.

    Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015