Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • Горная болезнь. История изучения
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • Климат и погода горных районов
  • Сон в новогоднюю ночь
  • Пастухов Андрей Васильевич, великий топограф
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • «    Март 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 

    Генуя Патриотическое / Чичерин - дипломат ленинской школы

    В. И. Ленин ответил Чичерину: «С пацифизмом и Вы и я боролись как с программой революционной пролетарской партии. Это ясно. Но где, кто, когда отрицал использование пацифистов этой партией для разложения врага, буржуазии?»

    В одном из писем в Центральный Комитет Чичерин изложил свои мысли о линии поведения советской делегации в Генуе: «Мы сохраняем наше миросозерцание (вкратце напомним о нем в речи), вы (т. е. капиталисты.— Авт.) сохраняете ваше миросозерцание, и то и другое в данном случае остается в стороне, ибо мы встречаемся как купцы с купцами. Но к этой основной линии мы, пользуясь мировой трибуной, прибавим надстройку: огорошим весь мир и привлечем симпатии широких буржуазных и рабочих масс, страдающих от разрухи, блестящими планами хозяйственного восстановления мира при существующем строе».

    28 февраля ЦК РКП(б) принял с небольшими дополнениями написанный В. И. Лениным проект постановления Центрального Комитета, где обстоятельно были изложены задачи советской делегации. ЦК РКП (б) поручал делегации детально разработать программу, с которой она должна выступить на Генуэзской конференции. В постановлении учитывалась возможность того, что «буржуа попытаются не дать нам развить своей программы». В этой связи предлагалось «все усилия направить на то, чтобы в первой же речи эту программу если не развить, то изложить или указать или хотя бы наметить (и тотчас опубликовать ее подробнее)».

    ЦК РКП (б) подтвердил, что за Чичериным сохраняются все права председателя делегации. В постановлении предусматривалось также, что «на случай болезни или отъезда т. Чичерина его права передаются по очереди одной из двух троек: а) Литвинов, Красин, Раковский; б) Литвинов, Иоффе, Боровский».

    10 марта в соответствии с директивами ЦКРКП(б) Г. В. Чичерин направил В. И. Ленину обстоятельное письмо, затрагивающее ряд очень важных проблем. «Многоуважаемый Владимир Ильич,— писал он,— убедительно прошу Вас прочесть нижеследующие предложения и дать Ваши указания. Мы должны выступить с «пацифистской широчайшей программой», это один из главнейших элементов предстоящего выступления, однако ее у нас нет. Есть только отдельные отрывочные моменты в первых директивах ЦК. Я тут впервые пытаюсь подступиться к этой задаче...

    Мы должны ввести в привычные современные международные формы что-то новое, чтобы помешать превращению этих форм в орудие империализма. Это новое дается как нашим опытом и творчеством, так и творчеством самой жизни в процессе растущей разрухи и ломки империалистического мира. В результате мировой войны усилилось освободительное движение всех угнетенных и колониальных народов. Мировые государства начинают трещать по швам. Наша международная программа должна вводить в международную схему все угнетенные колониальные народы. За всеми народами должно признаваться право на отделение или на гомрули1... Новизна нашей международной схемы должна заключаться в том, чтобы негритянские, как и другие колониальные народы, участвовали на равной ноге с европейскими народами в конференциях и комиссиях и имели право не допускать вмешательства в свою внутреннюю жизнь. Другое новшество должно заключаться в обязательном участии рабочих организаций... Эти два новшества, однако, недостаточны для ограждения угнетенных народов и гонимых стран от засилья империализма, ибо верхушки колониальных народов легко могут оказаться марионетками, точно так же, как предательские рабочие лидеры... Надо еще установить принцип невмешательства международных конференций или конгрессов во внутренние дела отдельных народов. Должно быть применяемо добровольное сотрудничество и содействие слабым со стороны сильных без подчинения первых воле вторых.

    В результате у нас получится очень смелое и совсем новое предложение: Всемирный конгресс с участием всех народов земного шара на почве полного равенства, на основе провозглашения права самоопределения, права на полное отделение или на гомрули за всеми угнетенными народами, а также с привлечением к участию, в размере одной трети всего конгресса, рабочих организаций. Конгресс будет иметь целью не принуждение меньшинства, а полное соглашение... Одновременно мы предложим всеобщее сокращение вооружений...

    Выделяемые всемирным конгрессом технические комиссии будут руководить проведением широчайшей программы мирового восстановления...»

    В. И. Ленин дал высокую оценку предложениям Чичерина.

    «Прочел Ваше письмо от 10/III.,— писал он.— Мне кажется, пацифистскую программу Вы сами в этом письме изложили прекрасно.

    Все искусство в том, чтобы и ее и наши купцовские предложения сказать ясно и громко д о разгона (если «они» поведут к быстрому разгону).

    Это искусство у Вас и нашей делегации найдется.

    По-моему, у Вас вышло уже около 13-ти пунктов (посылаю отметки на Вашем письме), превосходных.

    Всех заинтригуем, сказав: «мы имеем широчайшую и полную программу!». Если не дадут огласить, напечатаем с протестом.

    Везде «маленькая» оговорка: мы-де, коммунисты, имеем свою коммунистическую программу (III Интернационал), но считаем все же своим долгом как купцы поддержать (пусть 1/10000 шанса) пацифистов в другом, т. е. буржуазном лагере (считая в нем II и И/г Интернационалы).

    Будет и ядовито и «по-доброму» и поможет разложению врага.

    При такой тактике мы выиграем и при неудаче Генуи. На сделку, невыгодную нам, не пойдем».

    Основываясь на указаниях В. И. Ленина, Чичерин подготовил проект своей речи при открытии конференции. Этот проект был подробно обсужден с В. И. Лениным и одобрен им.

    Георгий Васильевич вспоминал впоследствии; «Когда перед нашим отъездом в Геную мы обсуждали текст нашего выступления при открытии конференции и когда при этом предлагались обличительные фразы в духе наших прежних выступлений, Владимир Ильич написал приблизительно так: «Не надо страшных слов»».

    Поскольку В. И. Ленин не поехал в Геную, он передал полномочия председателя делегации Г. В. Чичерину. 25 марта он подписал специальный документ, в котором говорилось: «Нижеподписавшийся Председатель Совета Народных Комиссаров Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, председатель русской делегации на Европейскую конференцию, настоящим сообщает, что перегрузка государственными делами и недостаточно удовлетворительное состояние здоровья делает невозможным его отъезд из России, и передает на основании резолюции экстренного заседания Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета 27 января 1922 г. все права председателя русской делегации Г. В. Чичерину — заместителю председателя русской делегации».

    В интервью представителям газет «Правда» и «Известия» накануне отъезда в Геную Чичерин сказал, что делегация будет отстаивать неприкосновенность советского строя и суверенных прав Российского государства и те экономические основы Советской власти, отступление от которых грозило бы существованию советского строя и вело бы к закабалению трудящихся масс нашей страны.

    27 марта делегация во главе с Г. В. Чичериным выехала в Геную. Ее путь пролегал через Ригу и Берлин.

    29 марта делегаты прибыли в латвийскую столицу. В тот же день в Риге открылось совещание Г. В. Чичерина с представителями Латвии, Эстонии и Польши. Представитель Литвы отказался прибыть на совещание из-за конфликта с Польшей. Финляндия была представлена наблюдателем.

    Рассмотрев некоторые экономические вопросы, интересовавшие их страны, участники совещания в заключительном протоколе, подписанном 30 марта, констатировали, что «являлось бы желательным согласование действий их представителей» на Генуэзской конференции в отношении этих вопросов.

    Делегаты Эстонии, Латвии и Польши высказали мнение, что «юридическое признание Российского Советского правительства отвечало бы делу экономического восстановления Восточной Европы».

    Как показало рижское совещание, несмотря на стремление многих деятелей прибалтийских государств договориться до Генуи по некоторым вопросам с РСФСР и обеспечить себе ее поддержку, из-за страха перед Антантой и давления внутренних реакционных кругов они не пошли на какие-либо конкретные соглашения с Советской Россией. «То, что принималось,— отмечал Чичерин,— являлось общей констатацией принципов, а не конкретным соглашением для немедленного исполнения».

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Последние годы жизни
  • В борьбе с попытками создания единого фронта против СССР
  • Год признаний
  • Лозаннская конференция
  • Рапалльский договор
  • Брестский мир
  • Первые месяцы в Наркоминделе
  • Возвращение на родину
  • Начало революционной деятельности
  • Вступительная статья


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2019