Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Сентябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 

    Ещё раз о лыжах Горы и природа

    С начала 30-х годов лыжи становятся популярным видом массового отдыха и туризма. Сейчас мало известны достижения представителей отечественного спортивного зимнего туризма в многодневных переходах штурмовавших высокогорные перевалы.
    В 1931 и 1932 годах экспедиции Осовиахима под руководством Л.Бархаша и А.Жемчужникова совершают походы через снежно-ледовые перевалы Твибер (3600 м) и Цаннер (3950 м) со спуском в Сванетию и возвращением.
    Самый трудный горный переход возглавил в 1933 году первый председатель горной секции Москвы Алексей Гермогенов. Вот что рассказывает об этом старейшина горнолыжного спорта, участник первых экстремальных экспедиций, заслуженный мастер спорта СССР по альпинизму Алексей Малеинов.
    «Семь человек из актива горной и горнолыжных секций ЦС ОПТЭ отправляются в холодное, неприветливое, зимнее царство высокогорья: ледников, вершин, скал, обвалов ущелий. Им предстоит впервые преодолеть на лыжах перевалы Местийский (4100 м) и Бечо (3200 м).
    В то время Сванетия в течение сами месяцев в году не имела никакой связи с республиками и областями, расположенными вокруг нее.
    В рюкзаках первопроходцев ценная почта и информация, которую там так ждут. Над головами горнолыжников вырастают отвесные стены вершины Уллу-тау, грозные ледовые сбросы. Снежные карнизы, кажется, вот-вот готовы обрушиться снежной лавиной.
    С рассвета до темноты два дня изнурительного подъема вверх, вверх и вверх. Чтобы преодолеть лабиринт трещин на леднике, отстегиваются лыжи, одеваются «кошки» и берутся в руки ледорубы. И лишь на третий день после крутого подъема вверх лесенкой лыжники-альпинисты достигают плато Местийского перевала.
    Дальнейшее передвижение по леднику Лекзыр в связках. Опыта таких переходов по леднику еще не было. Поэтому падение одного, укладывало не снег сразу всю связку. На четвертый день на Лекзыре остановка: ледопад. Пытались обойти, не смогли – кругом трещины. С помощью веревки спустились по отвесной 8-метровой стене. Последнему пришлось прыгнуть с нее прямо в снег, так как организовать страховку было невозможно. На это решился Алеша Гермогенов.
    Вот и ущелье Тюибри. Леса Сванетии. Снега здесь, на юге, значительно больше, чем на Северном Кавказе.
    Семь лыжников, дочерна загорелые, с обветренными лицами, появились у древних сванских башен. Изумлению сванов не было предела. Откуда и как? Вечером в клубе при свете керосиновых ламп и свечей состоялась встреча со сванами. На следующий день проходила демонстрация искусства владения лыжами: спуски по глубокому снегу, повороты, прыжки с бугра через повозки. Сваны были буквально заворожены возможностями использования лыж на горном рельефе».
    Группа планировала после похода через перевалы Главного Кавказского хребта подняться на Эльбрус, но плохие погодные условия и гибель от сердечной недостаточности уже почти на седловине горы Алексея Гермогенова прервали восхождение.
    Первый спуск на лыжах с Эльбруса был осуществлен в 1937 году. Человеком, отважившимся на столь дерзкое мероприятие, оказался Вадим Гиппенрейтер, впоследствии известный фотохудожник, а в 30-е годы первый чемпион Советского Союза по скоростному спуску.
    Альпинисты первые стали использовать горные лыжи для спусков с вершин гор. Ради быстрого сброса высоты стоило тащить с собой наверх вместе с тяжеденным рюкзаком и горнолыжное снаряжение. А при несчастном случае, когда жизнь идет о жизни и смерти, сокращение времени спуска было равносильно спасению человеческой жизни.
    Не только с Эльбруса спускаются люди.
    В 1978 году спортсмены Камчтки оставили следы своих лыж на снежных склонах Пика Ленина (7132 м) на Памире. В мае того же года с предвершинных склонов Эвереста до подножия спустились на лыжах французские альпинисты Николя Наегер и Жан Афанасьев. С 1985 года «высотный» рекорд принадлежит другому французу Ансельму Бо. Поднявшись в одиночку без кислородного аппарата на четвертую вершину мира Ялунгканг (8505 м) в Гималаях, неся на себе горнолыжное снаряжение, он спустился оттуда на лыжах до базового лагеря на высоте 6200 м.
    Ски экстрим или лыжи на пределе так горнолыжники называют это направление в своем спорте. Спуски с вершин, преодоление крутых обрывистых снежных склонов – это удел немногих лучших горнолыжников –виртуозов. Подобные мероприятия могут длиться по многу дней.
    В июне 1972 года в суровых полярных условиях международная команда альпинистов достигла высшей точки самого северного шеститысячника – вершины Мак-Кинли (6193 м), расположенного на Аляске. Экспедиции потребовалось для этого 20 дней с установкой промежуточных лагерей. И все это для того, чтобы один человек, швейцарский горный гид и инструктор по горным лыжам Сильвен Содан спустился с вершины. Он начал спуск по юго-западной стене Мак-Кинли в 8 часов вечера. Несмотря на солнце, которое за Полярным кругом в июне не заходит за горизонт, термометр показывает минус 35 градусов по Цельсию. В полночь Содан устраивает бивуак в снежной яме. Но отдыхать долго не пришлось. Вторую половину пути он преодолел также за четыре часа. В базовом лагере, расположенном на высоте 1800 метров, его ждали товарищи.
    Некоторые, самые опытные, с твердым характером, в поисках романтики и приключений направляются в отдаленные горные районы, чтобы спуститься на лыжах в сложных, незнакомых и порой смертельно опасных условиях по ледникам, ущельям, в лесных массивах по непроложенным еще маршрутам.
    Инструктору туристской гостиницы «Азау» Владимиру Майбуку не пришлось ездить за тридевять земель. Я хорошо помню этот случай, едва не стоивший Володе жизни, потому что до сих пор дружу с ним и регулярно переписываюсь. В конце ноября Володя прошел через перевал Чипер-Азау, расположенный в Главном Кавказском хребте, из ущелья Азау в долину Ненскрыра, из Кабардино-Балкарии в Сванетский район Грузии. Он рассчитывал, используя лыжи на подъемах и спусках, пройти от жилья и до жилья за сутки-двое, а переход у него занял четверо суток.
    На подъеме он тропил свежевыпавший пушистый снег и продвигался очень медленно. Снег был глубокий , и все время осыпался в колею. Заночевать ему пришлосьв вырытой снежной пещере, не доходя до перевала. Копал лыжами и руками. Палатки у него не было и ему пришлось съежиться от холода в ватном спальнике. Он максимально облегчился, чтобы быстро пройти маршрут, и теплых вещей у него было мало, а те , что были, он постарался использовать с пользой.
    Сидел он в горнолыжных ботинках, рюкзак одел на спальник в ногах, всю ночь старался не спать и немного двигаться внутри спальника. К утру он так замерз, что еле вылез из спальника. Но, кое-как одев лыжи, упрямо полез дольше, хотя вернуться было гораздо проще и быстрее. В этот день он рассчитывал пройти перевал и спуститься на лыжах в селение Чубери. Но природа внесла коррективы. По колено и выше в снегу спускаться было очень трудно, почти невозможно, ведь лыжи не катились. И Володя, сняв лыжи и привязав их к рюкзаку, пошел пешком. Пришлось идти чуть не по грудь в снегу, разгребая снег руками, трамбуя коленями. Несколько раз он падал. Это было самое сложное – подняться. Потому что встать на ноги в таком снегу было неимоверно трудно, не было опоры. Володя тонул в снегу, его, упавшего, засыпало, он барахтался, пытаясь встать.
    Приходилось снимать рюкзак, вставать, снова одевать рюкзак и уже потом идти дальше. Это отнимало много сил и времени. Спустившись к подножью перевала, он походил на снеговика. В этот момент он начал сомневаться в успехе своего мероприятия.
    На второй день пути он провалился в реку до колен. Выжав носки и внутренний ботинок, он обулся и пошел дальше. Идя в мокрой обуви, он подморозил ноги. Они опухли так, что наружный ботинок не застегивался. Они так болели, что каждый шаг давался с трудом и болью. Володя не взял примус и топливо, поэтому горячего попить и поесть не мог.
    На лыжах приходилось катиться малую часть пути. Почти все время пешком с обмороженными ногами. Лыжи бросить было жалко (казенный Польспорт), и он тащил их, невзирая на сильную усталость и боль в ступнях ног. На ночевках почти не спал. Лишь изредка забывался на несколько минут. Просыпался от дрожи, сотрясавшей все тело. Тут же начинал растирать немеющее, страдающее тело.
    После второй ночевки он понял, что не дойдет. И все же шел, машинально переставляя ноги, корчась от боли, бессонницы, голода и холода. Он уже не шел, а брел, как пьяный, когда вошел в первое сванское селение Чубери. Он смог еще объяснить пораженным сванам, что пришел через перевал. Он смог самостоятельно дойти до дома, где его приютили, накормили и обогрели. А потом выключился на сутки.
    Сваны сполна исполнили святой закон горского гостеприимства, но с трудом поверили, что человек может в это время года в одиночку практически без специального снаряжения и продуктов пройти перевал. Но Володя своим рассказом, а, главное, своим видом убедил их.
    Когда он приехал в «Азау», где мы вместе работали, ноги почти зажили. Он рассказал, что ему пришлось полежать в больнице, иначе пальцы ног пришлось бы ампутировать.
    Рассказывая о Великой горе, нельзя обойти молчанием и народ, который живет у ее подножия, и который внес свой вклад в освоение Минги-тау.
    Широко известно В Баксанском ущелье предание о местном силаче и охотнике балкарце Джатчи Джаппуеве, который задолго до официально признанного восходителя Килара Хаширова, в одиночку поднялся на обе вершины Эльбруса.
    В конце 50-х годов местные жители начали серьезно заниматься альпинизмом и горными лыжами. Это им дано от Бога. В большинстве невысокие, жилистые, прекрасно переносящие высоту и холод, они рождены для экстремальных видов спорта. Команда альпинистов, в которую входили Михаил Залиханов, Гелий Степанов, Сергей Шацкий, Анатолий и Алексей Лиженины и другие альпинисты неоднократно становились Чемпионами Советского Союза. И все они отдавали дань высочайшей горе России и Европы.
    Я не могу рассказать обо всех, но на основании личного общения и некоторых фотодокументов хочу хоть немного рассказать о Баттале Курданове.
    В 1967 году проводилось массовое восхождение на Эльбрус, посвященное 50-летию советской власти. В нем участвовали тренеры и воспитанники детской горнолыжной школы Кабардино-Балкарии под руководством известного альпиниста и горнолыжника Баттала Курданова.
    С детства житель поселка Терскол Баттал Курданов любил ходить по горам. Может это и определило его судьбу, когда он решил посвятить свою жизнь горам. Занявшись альпинизмом, Баттал начал покорять вершины родного Приэльбрусья одну за другой. В 1960 году он закончил Всесоюзную школу инструкторов альпинизма в альпинистской базе «Джан-туган». Во время учебного процесса было совершено плановое восхождение на Эльбрус. Баттал шел в горнолыжных ботинках и тащил с собой лыжи, на которых он и совершил свой головокружительный спуск с Эльбруса. Это был первый спуск местного коренного жителя с «макушки» Минги-тау.
    В 1961 году мастер спорта СССР по альпинизму Александр Кузнецов организует школу инструкторов горнолыжного спорта для местных альпинистов. А их в начале 60-х годов было несколько десятков. В школу попало около двадцати человек. Среди них братья Магомед и Баттал Курдановы, Абиль и Ахмат Мурзаевы, Джамал Будаев, Давид Калдани и другие ребята.После окончания школы Баттала распределяют на работу в альпбазу «Адыл-су».
    В феврале 1962 года в альпбазу приехал известный альпинист Иван Леонов с командой. По плану у них должно было состояться зимнее восхождение на Эльбрус. Иван Петрович пригласил Баттала участвовать в восхождении. Подготовка заняла несколько дней. Нужно было проверить и подогнать под каждого участника гору снаряжения. Не забыть взять шакельтоны (теплые сапоги, названные шакельтонами по имени известного полярника), «кошки», веревки, ледорубы, носки и т.д. и т.п. Нужно было горнолыжные крепления подогнать под мягкую и широкую подошву шакельтонов, не забыть вспомогательную веревку для обвязывания лыж специальным способом против проскальзывания лыж и еще много чего другого.
    На восхождение двинулись традиционным путем через склоны Пика Терскол, «105-й пикет» и «Ледовую базу». «; февраля за один день поднялись на «Ледовую базу» - домики, расположенные на высоте 3800 метров. Здесь находился зимовщик, сторожил Эльбруса Магомед Ибрагимов. Он напоил их крепким сладким чаем и дал приют. Рано утром он разбудил всех и во главе колонны повел всех на «Приют 11» (4200 м).
    На «Приюте 11» участникам восхождения пришлось отсиживаться без дела два дня: шел снег, не было видимости. Но ветра не было, и снег закрыл гладкий лед. 27 февраля при ясной погоде вышли на восхождение, неся на себе лыжи. На «Скалах Пастухова» (4800 м) разделились: Баттал с двумя участниками пошел наверх, а Иван Леонов с остальными покатил на лыжах к «Приюту 11».
    В начале «Косого траверса» на высоте около 5000 метров трое восходителей остановились и, посовещавшись, решили спускаться вниз. Они благополучно доехали на лыжах до «Приюта 11». Заночевали.
    Утром 28 февраля все участники вышли наверх, но уже без лыж. Поднялись на Восточную вершину Эльбруса и пешком спустились к «Приюту 11».
    Даже в наше время не всякий решится на зимний спуск с Эльбруса на лыжах. Несмотря на современные материалы, пластиковые ботинки, усовершенствованные крепления, спуск по снежно-ледовым склонам гигантской горы таит много опасностей. А тогда выезжали в основном на бдительности и смелости, хорошей физической подготовке и отменном владении горнолыжной техникой.
    В августе 1963 года Баттал и два его воспитанника семиклассники Сергей Апсуваев и Хасан Гулиев поднялись на Восточную вершину Эльбруса. Вместе с ними поднялись девять альпинистов. Но вниз они спускались отдельно. Баттал и его ребята спускались на лыжах и оказались на «Приюте 11» за 11 минут, а альпинистам потребовалось около двух часов, чтобы пройти то же расстояние. Еще один рекорд Эльбруса: Сергею и Хасану было тогда всего по 14 лет. У Баттала в альбоме есть фотография, где он сам, Сергей и Хасан перекусывают на «макушке» Европы. У одного из альпинистов оказался фотоаппарат, который остановил историческое мгновение.
    В 1067 году вместе с Батталом на вершину Минги-тау поднялись Сергей Апсуваев, Хасан Гулиев, Шамиль Алчагиров, Давид Калдани и Хиса Хапаев. Вверху они одели лыжи и помчались за своим тренером вниз.
    Баттал хорошо знал путь спуска. Накануне он поднимался до седловины и медленно спустился на лыжах, разведав путь в обход трещин и жесткого льда. К этому времени он стал уже Чемпионом Советского Союза по спасательным работам и побывал на всех основных вершинах Приэльбрусья.
    Хиса Хапаев рассказывал мне, что 15 августа 1964 года он в одиночку поднялся на Эльбрус и в одиночку же спустился на лыжах с вершины.
    Своеобразный рекорд установил Хызыр Ойтов, пять раз спускавшийся на лыжах с Западной вершины горы и один раз – с Восточной.
    Единственная и неповторимая женщина, спустившаяся на лыжах с Западной и Восточной вершин Эльбруса – москвичка Ольга Лукина. Кстати, Оля оставила следы своих лыж не только на высшей точке Кавказа и Европы, но и на Алтае. Участвуя в зимней экспедиции в Катунские белки, она вместе с другими участниками поднялась на высочайшую вершину Алтая гору Белуху (4506 м) и спустилась оттуда вместе со всеми на лыжах.
    В 30-е годы известные балкарские проводники Юсуф Тилов и Сеид Хаджиев во главе многолюдной альпиниады посетили зимнюю Сванетию через перевалы Главного Кавказского хребта. К сожалению, у них не было лыж, и весь путь в гости к сванам и обратно они проделали пешком, по грудь утопая в снегу, уклоняясь от лавин и прячась от ветра.
    Хорошего здоровья мало, чтобы получать удовольствие от экстремальных зимних путешествий. Все должны знать, что на высоте мороз в минус тридцать градусов не редкость, ветер, порывами достигающий 50 м/сек, норма, а повышенная солнечная радиация –закономерность. Весь этот букет может встретиться на пути к цели. Противостоять, приспособиться, привыкнуть и побеждать негативные природные факторы – прямой путь к укреплению здоровья и закаливанию организма.
    Зимние маршруты Приэльбрусья расположены на высотах более двух километров. Поэтому для лыжников-экстремалов так важна акклиматизация – способность организма приспособиться к недостатку кислорода, а также к другим особенностям гор. Катание на таких высотах требует особого режима, постепенности и умеренности нагрузок.

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • К лету готовы
  • Пик Гермогенова
  • По ущельям Кабардино-Балкарии на внедорожниках 2010
  • Военный музей под открытым небом
  • Кадры для туризма
  • Ущелье Адыр-су (Адырсу)
  • Этот сложный спуск с Эльбруса
  • Ущелье Ирик
  • По следам ски-тура


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015