Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Октябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 

    Горная болезнь. Высота 4000-4500 м. Нервная система По Приэльбрусью / Акклиматизация

    Особенно показательно меняется на больших горных высотах состояние центральной нервной системы. На это было обращено внимание в первых же описаниях горной болезни. Все авторы указывают на головную боль в области висков, реже в лобной и теменных долях. Такая головная боль напоминает собой боль при легком отравлении угарным газом. К этому иногда присоединяется так же, как и при отравлении угарным газом, тошнота, иногда рвота. Вкусовые ощущения меняются. Общий тонус психического облика резко падает. Это особенно сказывается после мышечной работы, которая всегда сопровождается чувством удушья. Хочется лечь, ничего не делать и ни о чем не думать. Такое чувство апатии и отрешенности иногда доставляет удовольствие и вместе с тем таит в себе угрозу несчастных случаев: иногда вследствие этого альпинист, пренебрегая грозящими опасностями, погибает. Опасность на больших горных высотах усугубляется еще тем, что уменьшается точность движений, появляется депрессивное состояние, расстройство координации, приводящее к несчастному исходу.

    Пребывание на горных высотах является хорошим испытанием силы воли. Настойчивое желание достигнуть поставленной цели приводит к устранению вышеописанной депрессии. В этом отношении высокогорный спорт является более трудным экзаменом, чем другие виды спорта.

    Для примера приведем выдержки из записей некоторых советских альпинистов.

    «Сильнее чувствуется высота. Дышать становится труднее, через каждые 20—30 шагов отдыхаем. Горная болезнь успела все-таки прокрасться в наш отряд: апатия, безразличие ко всему — неотъемлемый признак «горянки» — туманит голову... У большинства сильная головная боль, стук в висках, тошнота. Есть совершенно не хочется (а ведь 12 часов ничего не ели). Да и вкус резко меняется на высоте 5 300 м» (Марк Айзерман, участник массового восхождения на Эльбрус, 1933 г.).

    «Какое-то бессознательное апатичное состояние напало на меня. Я шел и шел, а когда опомнился, то ничего, кроме глупо улыбающейся луны не обнаружил. Я остался один, не знаю пути... надо было идти вправо, а я взял влево... я падаю, поднимаюсь и снова падаю. Хочется прилечь и заснуть. Нет, только не это. За жизнь буду бороться до последней капли крови. Ведь она принадлежит не только мне, но и Красной Армии» (Из дневника врача П. В. Андринга, участника зимней альпиниады РККА, февраль 1935 г., цит. по Волкову).

    «Я очень устал. Мне только что удалось проделать большой спуск, когда вдруг я потерял способность управлять своими движениями и полетел вниз, потому что я осмелился на прямой спуск, вместо того, чтобы прибегнуть к благоразумному спуску по диагонали... Я остановился на ничтожном расстоянии от смертельной пропасти. Странно подумать, что в тот момент я не испытывал никакого страха, но просто чувство полной отрешенности и вялости. Эта отрешенность от жизни, эта усталость — сколько раз мы испытывали их на горных высотах, где человеческий характер подвергается серьезному изменению» (из дневника участника английской экспедиции на пик Эверест, 1933 г.).

    С целью изучения горной болезни мы поднимались на большие высоты без предварительной акклиматизации; много раз испытывали на себе это заболевание на высотах 5 000—6 000 м на Кавказе, Памире, Тянь-шане, неоднократно ощущали болезнь высоты и в условиях барокамеры на «высоте» 7 000—8 000—9 000 м, когда отчетливо наступает угнетение психики. Она при этом как бы перестраивается, возникают новые ощущения, которые трудно поддаются описанию. Это сумеречное состояние, когда трудно удержать свое «я», когда теряется чувство действительности. В это время испытуемый может совершить ряд необоснованных действий, причем обычно, не отдавая себе отчета в том, что психика его нарушена, он говорит и делает несообразности. Например, один наш испытуемый перекусил зубами стеклянный смеситель для счета эритроцитов. Обычно в барокамере на «больших высотах» испытуемый даже незадолго до потери сознания просит «поднять» его выше, недооценивая угрожающей ему опасности. Такое состояние наблюдается лишь на больших высотах у неакклиматизированных лиц, что трудно представить себе в альпинистской практике.

    Но и на меньших высотах (4 500—6 000 м) психический облик изменяется. Он упрощается, и в поведении выявляется некоторая примитивность. Так, на этих высотах даже среди очень культурных людей могут возникнуть ссоры из-за пустяков, что трудно себе представить в обычной обстановке: могут возникнуть пререкания из-за того, кому разжигать примус, ссоры из-за последней папиросы. Альпинисты хорошо знают это «свойство высокогорного климата», но они же — советские люди — знают силу влияния коллектива, товарищеской среды, помогающей преодолеть подобные проявления психической неустойчивости.

    Согласно данным наших экспедиций, природные черты человека на больших высотах усиливаются, а черты характера нерезко выраженные — сглаживаются. В этом отношении высокогорье помогает узнать самого себя и окружающих. Исследования Ю. Н. Попова показали, что на больших высотах снижается глазомер, весьма важная функция для альпиниста. Зрение и слух ослабляются. По данным А. П. Жукова, полученным на высотах Эльбруса, у лиц, хуже акклиматизировавшихся, на которых действие высокогорного климата сказывалось сильнее, на больших высотах особенно резко повышались слуховые пороги к низким частотам. Ю. Н. Попов (1930) нашел на высотах Эльбруса (4 100 м), что арифметические действия выполняются так же, как и внизу, быстрота счета, быстрота движения, локальная память, непосредственное запоминание сильно колеблются у различных лиц в зависимости от индивидуальности. Утомляемость внимания наступает быстрее. Обычно все эти патологические явления проходят по мере акклиматизации.

    Мы остановились несколько более подробно на состоянии психики при горной болезни, выраженной в столь сильной степени, поскольку в практике нашего отечественного альпинизма редко бывает, чтобы опытный альпинист довел себя до такого состояния, не тренируясь предварительно и не акклиматизируясь к высокогорному климату. Альпинизм требует не только физической силы и ловкости, но и большой силы воли, умения рассчитать свои силы, взвесить предстоящие трудности, не только технические, но и связанные с изменением состояния организма в высокогорных условиях. Залогом успеха восхождений является твердая выдержка, упорная борьба, вера в свое дело.

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Горная болезнь. Высота 4000-4500 м. Мышечная система
  • Горная болезнь. Высота 4000-4500 м. Кровь
  • Горная болезнь. Высота 4000-4500 м. Дыхание
  • Горная болезнь. Высота 3000-3500 м
  • Горная болезнь. Изменение крови
  • Горная болезнь. История изучения


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015