Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Декабрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 20. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    Впереди крутой лед с островками заливных скал. Лед натечный, он плохо держит кошки, совсем не держит ледовых крючьев, и в нем очень плохо вырубать ступеньки – натечный лед как стекло, в нем нет вязкости, как в глетчерном, и он скалывается линзами.

    Первым выходит Ким. Он должен подняться метров пятнадцать по льду до скального острова и там поискать пути – то ли по скалам, то ли по льду в обход острова. Я довольно паршиво стою на остром ледовом гребешке и страхую Кима через скальный крюк с карабином. Он быстро поднимается по льду на передних зубьях кошек. В правой руке у него айсбайль, в левой – крюк. Ким цепляется за лед не только кошками, но еще клювом айсбайля и ледовым крюком. Вот он добрался до низких обледенелых скал, но зацепиться не за что – скалы заглажены и зализаны. Он судорожно ищет хоть какую-нибудь трещину, но не находит. Наконец, балансируя, Ким тянется рукой к заднему карману, где у него молоток. Мы ждем. Ким долго выстукивает скалу, словно доктор больного. Ноги у него дрожат. Раздается звук забиваемого крюка, но звук глухой, он не сулит ничего хорошего. Ким оборачивается ко мне.

    – Саныч, крюк ненадежный. По скалам не пройти, я иду в обход.

    Он и так уже ушел слишком далеко от моего крюка, а теперь Ким обходит скалу и скрывается за ней. Веревка медленно ползет вверх. Время тянется нестерпимо долго. Кима не слышно. Крючьев он не бьет. Потребовать от него, чтобы он забил еще крюк, – значит только помешать ему, ведь Киму виднее. Допущен просчет, нарушены правила страховки.

    – Ким! – кричу я. – Веревки осталось пять метров!

    Ким молчит, веревка медленно ползет к нему,

    – Ким, веревки два метра! Опять молчание.

    – Ким, веревка вся!

    В ответ чуть слышно раздается какой-то хриплый голос Кима:

    – Саныч, тут плохо... Подойди.

    Если уж Ким говорит, значит, так и есть. Очевидно, ему надо еще немного веревки, чтобы дойти до спокойного места. Но как я могу подойти?! Это значит снять страховку с моего крюка и заодно самостраховку. Это значит, что вся страховка Кима – плохо забитый крюк. Это значит, что в случае его срыва мы летим с ним вместе на глубину пятисот метров.

    – Саныч, подойди! – хрипит Ким. – Два метра. Я снимаю карабин с крюка.

    – Иду!

    Но не успел я сделать и нескольких шагов, как наверху заскребло, и я увидел летящего вниз головой Кима. Все, что произошло дальше, длилось не больше секунды. Эту секунду я стоял неподвижно. Но мысль моя работала с такой быстротой, что я успел принять решение: как только вырвется крюк, прыгнуть по ту сторону ледового гребешка, на котором я недавно стоял. Может быть, веревка вопьется в лед. Я успел пожалеть, что не видел склона по ту сторону гребешка и поэтому не знаю теперь, далеко ли мне лететь, если веревка разорвется на перегибе. Я успел заметить, что у меня нет запаса веревки и я не смогу протравить ее, чтобы самортизировать рывок. И, кроме этого, у меня осталось еще: время на то, чтобы ждать, когда вырвется плохо забитый крюк.

    Но крюк не вырвался. Капроновая веревка растянулась, словно резина. Ким полетел мимо меня и потом, как мячик, подскочил вверх. При этом меня так дернуло, что я едва удержался на ногах.

    Ким болтался на ледовом склоне чуть ниже меня. Натянутая веревка не давала мне подойти к нему. Ким тихонько стонал.

    – Ким, не шевелись! – крикнул Мешков. Он все видел и понял, что крюк еще может вылететь, если его расшатывать. Володя быстро подходил к Киму, Костя налаживал ему страховку через выступ.

    – Что у тебя? – строго спросил Володя, наклонившись над Кимом.

    – Не пойму, – простонал Ким, – бок, кажется, правый.

    – Ноги целы? Пошевели ногами.

    – Целы вроде.

    – Давай попробуем встать. Саныч, смотри! – крикнул он мне.

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 21.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 17.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 18.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 19.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 15.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 27.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 22.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 48.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 49.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 51.


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015