Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Ноябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930 

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 15. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    Я ушел от Мешкова, залез в пуховый спальный мешок, и вспомнились мне наше с ним восхождение и страшная стена, под которой мы едва не остались навсегда. Я закрыл глаза и представил, как мы шагаем по узенькой тропинке, выбитой на зеленом лугу ногами альпинистов. Она вьется по склонам, избегая крутых подъемов, выбирая самый удобный путь, и приводит прямо к цели.

    Подходы к вершине – время для размышлений. Чего только не передумаешь, часами шагая по этим тропкам с рюкзаком за спиной!.. Мы ходим вместе давно, и постепенно в команде сложилось распределение обязанностей. Ким Кочкин – первый. Он прекрасный скалолаз и очень вынослив. Смелость его граничит с отчаянной удалью, но он иногда рискует – Киму нужна надежная страховка и авторитетный совет, а то и приказ.

    Володя Мешков – это человек, как мы говорим, «за все». Он несет тяжелый рюкзак, работает на льду, идет первым, когда Киму надо отдохнуть. Как врач, он отвечает за нашу аптечку. На его обязанности лежит также фотографирование и, при необходимости, рация. Володя в нашей команде недавно. Мы долго к нему присматривались, но на первой же восхождении поняли, что не ошиблись в выборе.

    Костя Семенюк – огромного роста парень в очках, наш тяжеловес. Он идет последним, несет груз и выбивает крючья. Костя так наловчился в этом деле, что вытаскивание крюка, на которое каждый из нас затратил бы немало усилий и много времени, занимает у него всего несколько секунд – глянет раз, стукнет молотком, потом подцепит, дерг... и крюк звенит на карабине. Костя еще несет примус и бензин.

    Было это на Тянь-Шане. Лет двадцать прошло с тех пор, а не забывается. Мы шли на последнее восхождение в том сезоне. После тренировок сделали уже два восхождения пятой категории, это должно быть третьим.

    Пройдя длинный утомительный подъем по крутой морене, где камни при каждом шаге съезжают вниз и кажется, что ты топчешься на месте, мы наконец выходим на ледник, идем по льду под «нашу» стену и, выбрав на боковой морене место, куда не долетают камни, ставим палатку. Костя с Володей принимаются за приготовление обильного ужина, а мы с Кимом идем взглянуть на стену.

    К полудню горы меняют свой облик. Освещенные сверху скалы теряют рельефность и громоздятся темными, нерасчлененными глыбами. Вдали появляется дымка. Пришедшие невесть откуда облака кладут на горы то здесь, то там пятна теней. Стена выглядит очень внушительно. Высота ее девятьсот метров. Много гладких и крутых участков, и есть один участок со льдом. Почти беспрерывно то там, то здесь по стене со свистом и грохотом летят камни. Они ударяются о скалы и скатываются в нижние кулуары, где лежит снег.

    Достаю из кармана описание маршрута, и мы с Кимом, поглядывая на стену, «проходим» маршрут глазами от подножия до вершины.

    – В общем-то идется, – заключает Ким, – ничего страшного. Постояла бы только погода.

    Я смотрю на стену и, как всегда в таких случаях, испытываю двоякое чувство. Мне хочется ее пройти.

    Я был несколько удивлен: токарь одного из барнаульских заводов, Ким суров и немногословен. Застенчивый и стеснительный, он всегда избегал «умных» разговоров. Для него легче сводить альпинистов на восхождение, чем потом рассказывать об этом. На разборе восхождения (а после каждого восхождения делается разбор) из него слова не вытянешь. Между тем Ким очень тонко чувствует красоту природы, и горы влекут его к себе непреодолимо. Однако он никогда об этом не говорит.

    – А разве тебе мало, Ким, того удовлетворения, которое ты получаешь от восхождения? – ответил я вопросом.

    – Это правильно, удовольствие мы получаем. Но обидно, Саныч, что люди не понимают тебя... Мало кто пишет об этом. Надо, чтоб люди имели представление о восхождениях, чтоб было понятно каждому.

    – Не так просто, Ким...

    – Таких книг об альпинизме у нас нет, – сказал Володя. – Пишут обычно так: «Далее следует участок трудных скал с небольшим количеством зацепов. -Протяженность участка около тридцати метров, страховка крючьевая». И в скобках – «четыре крюка».

    – Точно, точно, – подтвердил Ким.

    – И еще, – продолжает Мешков: – «Подъем в пять часов, выход в пять сорок пять. К шести подошли под взлет, ведущий к первому жандарму (скальная башня на гребне, преграждающая путь), и начали подъем по ледовому склону крутизной около 60–65 градусов», А что чувствуют при этом люди, что они думают, каковы их переживания – это нигде не описано. А для чего мы ходим? Для души. Чтоб как раз и испытать эти переживания.

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 21.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 20.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 24.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 16.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 43.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 22.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 17.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 19.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 14.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 25.


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015