Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • Горная болезнь. История изучения
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • Сон в новогоднюю ночь
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • Климат и погода горных районов
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • «    Декабрь 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    31 

    На Ледниках и вершинах Средней Азии. Стр 93 Здоровье / На Ледниках и вершинах Средней Азии

    ПАМИР

     

    ПИК СТАЛИНА

    В 1928 г. в глубь «неисследованной области» западного Памира впервые проникли люди. Экспедиция Академии наук СССР приступила к изучению западного Памира — страны высочайших вершин и величайших ледников Союза. Тогда было начато составление первой карты этих мест. Участники экспедиции, немецкие топографы, работая в бассейне ледника Федченко, увидели поднимавшийся вдали за хребтом гигантский пик. Когда при помощи геодезических инструментов определили его высоту, она оказалась 7 495 м. Эта вершина намного превышала пик Ленина в Заалайском хребте (7 127 м), который до того считался первой вершиной Советской страны.

    Немецкие топографы решили, что эта вершина и есть пик Гармо — название, данное местным населением одной из крупнейших гор. Однако это заключение было неправильным, настоящий пик Гармо находился почти в 30 км от места расположения нового пика. Ошибка немцев была обнаружена нескоро. В глубь лабиринта ледников и хребтов проникнуть сразу было невозможно. Горы ревниво хранили свои тайны.

    На Ледниках и вершинах Средней Азии. Стр 92 Здоровье / На Ледниках и вершинах Средней Азии

    Так и не пришлось проф. Летавету побывать у прорыва Узенги-гуша. Последующие его путешествия были посвящены другим хребтам центрального Тянь-шаня. Несколько лет спустя, после одного из докладов об очередном путешествии, к профессору подошел молодой человек с альпинистским значком. Это был Борис Симагин — один из организаторов альпинизма среди работников авиационной промышленности. За знакомством последовало несколько бесед. Симагин просил посоветовать, в какой новый и интересный в альпинистском отношении район на Тянь-шане ему предпринять поездку.

    Восторженные рассказы профессора и убедительные фотографии сделали свое дело. Летом. 1938 г. шесть молодых альпинистов общества «Крылья Советов», после долгого пути, переправились через Узенги-гуш и достигли его правого берега невдалеке от урочища Джурек.

    Альпинисты Симагин, Багров, Литвинова, Разуваев, Дик и Гиршон направлялись к горам Кок-шаал-тау с целью совершить интересные спортивные восхождения. В таком отдаленном районе они были впервые и смотрели кругом с удивлением — так сильно все отличалось от знакомых им гор Кавказа.

    На Ледниках и вершинах Средней Азии. Стр 91 Здоровье / На Ледниках и вершинах Средней Азии

    Члены группы пришли к единодушному выводу, что взять вершину «с хода» нельзя — требуется более детальная разведка пути и лучшие условия погоды. Но на такую «осаду» нужно было время, а его и так много ушло на путь до Кок-шаал-тау. Чтобы иметь возможность проникнуть возможно дальше на восток, решили от восхождения отказаться.

    На ледниках и вершинах Средней Азии

    По знакомому пути шли, почти не задерживаясь. Единственный «визит», который группа сделала, был посвящен верховьям ледника Григорьева. Летавет не мог отказать себе в удовольствии вновь насладиться замечательными видами. Еще приятнее ему было видеть восторг его новых спутников. Одновременно по прошлогодней метке проверили положение языка ледника.

    Следующим после Джурека было ущелье Чон-тура-су. В описании Пальгова это место не фигурирует. Тем более было оснований обследовать его.

    Здесь группа разделилась. Вверх по ущелью отправились Летавет с женой, а Марон и Машков пошли другим путем с тем, чтобы совершить восхождение на панорамную вершину и осмотреть район сверху.

    На Ледниках и вершинах Средней Азии. Стр 90 Здоровье / На Ледниках и вершинах Средней Азии

    Ночью ветер разогнал остатки туч. С ними исчезла и дымка. Темное глубокое небо сияло бесчисленными звездами. Август Андреевич выглянул из палатки и, увидев, что вызвездило, стал уговаривать спутников вернуться к перевалу, чтобы напоследок увидеть наконец панораму Кок-шаал-тау. Итти назад никто не захотел, и еще задолго до рассвета Летавет, поеживаясь от ночного мороза, быстро пошел назад один. Он договорился со своими товарищами, что караван дождется его возвращения.

    Когда он, запыхавшийся, достиг перевала, розовые лучи зари осветили снежные вершины Кок-шаал-тау. Дымки не было. Постепенно поднималось солнце, все большая часть хребта появлялась из тени, и наконец, вся великолепная панорама развернулась перед глазами альпиниста.

    На Ледниках и вершинах Средней Азии. Стр 89 Здоровье / На Ледниках и вершинах Средней Азии

    По мере того, как мы подвигаемся вперед, перед нами раскрываются чудесные видения этого таинственного ледника — гигантские вершины, одна прекраснее другой.

    Вот впереди, за черной мрачной скалой, обломки которой образуют срединную морену, видна замечательная вершина — зуб, почище всякого Маттергорна. Ветер сдувает с него снег так, что гора как бы дымится.

    Подвигаемся немного дальше, и слева открывается еще одна чудесная вершина, одна из самых красивых, которые я когда-либо видел. Настоящая Канченжунга — поразительное сходство!

    Не могу оторвать глаз от сверкающих снегов на ее склонах, от вершины, которая курится сдуваемым снегом.

    Пробуем продвинуться поближе к этой горе. Спускаемся с морены на ледник, но итти очень трудно: то, что казалось с морены буграми на поверхности ледника, в действительности оказывается целыми ледяными холмами.

    Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015