Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Август 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 

    Эльбрусская дева Легенды и были

    Легенда? Быль?

    Это было очень давно. Так давно, что история эта превратилась в красивую легенду о любви и верности, о мести людям за гибель любимого.

    Давным давно в Приэльбрусье у подножья красивой белой горы, которую называли Минги-тау (гора, состоящая из тысячи гор, это название горы сохранилось до сих пор) жило всего несколько родов. В то время никакими горовосхождениями не занимались. Всех волновала в основном добыча хлеба насущного. И, кроме того, по старинным преданиям на вершине белой горы жили злые духи, которые могли прогневаться на непослушных и жестоко отомстить им. Занимались люди, как и их предки, скотоводством. Жили простой натуральной жизнью: пасли скот, косили сено, собирали камни, чтобы очистить землю для строительства домов и возделывания огородов. Для приобретения необходимых вещей ездили на быках и лошадях на равнину, где обменивали свои скромные изделия на ткани и изделия из бронзы и железа. Так и текла однообразно из года в год, из века в век их жизнь. Жили - не тужили, на здоровье не жаловались. Да и кому пожалуешься, только своему родовому костоправу.

    Однажды размеренный распорядок был нарушен: снизу, с равнины, приехали совсем непохожие на них люди. И разговаривали они не каком-то непонятном языке. У них был толмач, через которого они общались с местными жителями. Они сумели объяснить, зачем они забрались так далеко в горы. Их целью было восхождение на высокую белую гору, которую они видели возвышающуюся над всеми горами Кавказа. Им нужен был проводник, который проводил бы их самым коротким, быстрым и безопасным путём. Они обещали хорошо заплатить тому, кто возьмётся это сделать.

    В это время у местных жителей уже началась «балкариада» - так сейчас они называют сенокосную пору. Во время «балкариады» день год кормит, и все мужчины дневали и ночевали на альпийских лугах. Естественно, никто не захотел спуститься вниз и помочь приезжим выполнить их странную просьбу.

    В этом селе жили влюблённые. Дня друг без друга не могли прожить. Когда парень ушёл на сенокос, девушка глаза проглядела, ожидая, когда он вернётся. Но когда парень появился, первыми его встретили иностранцы, оказались ближе. Они заговорили с ним, и девушка постеснялась подойти. Пришельцы уговорили парня проводить их на вершину.

    Девушка встретила любимого, целовала, обнимала его. Он рассказал, что пришлые люди уговорили его проводить их на белоснежный Минги-тау. За это он получит много денег, они сыграют свадьбу, построят свой дом и будут жить вместе.

    Девушке очень не понравилась первая часть предложения. Она стала уговаривать милого, чтобы он отказался от этого предложения, и остался с ней. Мол, у неё плохие предчувствия. Но молодость всегда честна и непримирима. Парень объяснил ей, что он уже дал слово и получил задаток.

    - Как я могу отказаться от данного мной слова!? Меня покроет вечный позор перед иностранцами и односельчанами!

    Ничего не смогла возразить влюблённая девушка. И хоть слёзы стояли у неё в глазах, и сердце билось тревожно, она ни слова не говоря, проводила милого в путь-дорогу.

    Долго шла группа, возглавляемая молодым проводником. Шаг за шагом, день за днём продвигались они вверх. Прошли альпийские луга, прошли безжизненные скалы, ступили на снег, а затем на лёд. Несколько раз ночевали в пути. Становилось всё холоднее. Воздух со свистом вырывался из открытого рта, силы убывали с каждым днём. А юноша не замечал трудностей, думал о невесте, о новом собственном доме, о будущей свадьбе.

    Вот группа поднялась на такую высоту, что стал виден весь Кавказ на сотни километров от моря до моря. Вершины двуглавого Минги-тау казались совсем рядом.

    В этот момент разыгралась страшная непогода: ветер валил с ног и нёс снежную крупу, которая больно секла открытые участки тела, видимость упала до нескольких метров, люди стали теряться в снежной круговерти. Казалось, злые духи горы призвали все силы природы, чтобы они противодействовали смельчакам. Иностранцы – опытные восходители, знали, что когда за спиной стоит старуха с косой и дышит в затылок, нужно быстрее уносить ноги. Они собрались в кружок, посоветовались и решили спускаться. Предупредили о своём решении юношу. Он ответил им:

    - Я обещал подняться на вершину горы, и я это сделаю. Ничто не остановит меня.

    Восходители пошли вниз, юноша пошёл наверх. С тех пор никто не видел его.

    Иностранцы спустились, и рассказали влюблённой девушке, как и где они расстались с её любимым.

    В отчаянии девушка, как была в белом домотканом платье и лёгкой обуви, побежала по пути восходителей. Она быстро добралась до того места, откуда её возлюбленный один ушёл наверх и здесь силы оставили её. Она стала ползти вверх на четвереньках, затем упала и затихла.

    С тех пор восходители на Эльбрус частенько видели девушку-брюнетку в длинном белом платье с развевающимися густыми черными волосами на снежно-ледовых склонах горы. Призрак бродил по склонам Эльбруса: ночью являлся во сне, днем – наяву. Появилась примета: появление эльбрусской девы – не к добру.

    Того, кто видел во сне появлявшуюся красавицу, оберегали всей группой. Многие видели её во время восхождения:

    - Иду, а она манит меня рукой, зовет к себе. Как под гипнозом иду к ней, не обращая внимания, что схожу с тропы и двигаюсь в сторону трещин, - рассказывали альпинисты.

    Друзья видели странное поведение, вмешивались в ситуацию, возвращали загипнотизированного в строй. Когда он рассказывал, что происходило на самом деле, все удивлялись. Многие не верили.

    Видел ли я? Честно говоря, да, видел. Но никому об этом не рассказывал, чтобы не подумали, что у меня реально крыша поехала. Не рассказал ни одному человеку в группе, которую вёл с «Приюта 11». Нарушить обет молчания меня подвигло моё выступление по республиканскому телевидению в августе 2011 года на тему «Эльбрусская дева» и сентябрьская публикация в «Московском комсомольце» статьи Котлярова «Эльбрусская дева».

    Год забыл. Лет тридцать назад это было. Помню, что работал на туристской базе «Эльбрус». Была осень, только что выпал снег и мягким пушистым одеялом покрыл горы. Днём снег подтаивал, но морозные дни не давали солнцу быстро растопить его. Пахло зимой.

    В турбазе я уже несколько дней работал с группой. Было холодновато, особенно по утрам. Но всё равно ходили по окрестным ущельям осеннего Приэльбрусья. И этот первый снег разбудил зимние спящие инстинкты, так захотелось на лыжи. Ну, невозможно! Поговорил с группой, сагитировал человек двадцать. Директор базы Дахир Согаев благословил: «Давай! Только поосторожней».

    Поднялись в учебно-тренировочную базу «Мир» по горнолыжному спорту, проще в «бочки». Высота 3700 м. Солнце слепит, яркий чистый-чистый белый снег  добавляет ультрафиолета. Чтобы не расслабляться, сразу одеваем очки и на лыжи. Снег закрыл все неровности льда и растоптанная трасса получалась широкой и ровной. Для новичков – то, что надо. Отзанимались пару часов, пообедали и опять на лыжи. Устали в первый день от нагрузки, да и недостаток кислорода сказался. Спали все очень хорошо, несмотря на непривычные условия.

    Утром после раннего завтрака  опять на лыжи. Позанимались пару часов, решили отдохнуть. Ко мне подходит староста группы.

    - Эдуард Александрович, погода-то портится, а мы бы хотели ещё на «Приют 11» сходить.

    Посмотрел я на небо, на Донгуз, на Эльбрус и вижу, по местным признакам грядёт непогода. Но нескоро. Часа два-три у нас есть.

    - Быстро собираемся. Лыжи в «бочки». Все помещения запереть.

    Через десять минут группа собралась, и мы пошли. Кошки не нужны. Веревку никто на таком простом маршруте не берёт, и я не взял. Зачем лишний груз тащить?  Путь известен. Набитая тропа. Заблудиться невозможно. Медленно, шаг за шагом поднимаемся вверх. Непогода, похоже, упрямо добирается до нас: усиливается ветер. Около часа поднимаемся до  «Приюта 11». Стихия тоже не дремлет. Ветер разгулялся не на шутку, несёт снежную крупу, которая больно сечёт открытые участки тела. Ухудшается видимость. Но я не теряю оптимизма. Слежу, чтобы никто не отставал, все должны держаться вместе.

    Подходим к приюту, набиваемся в тамбур. За дверью уже чёртова карусель. Боюсь, заметёт тропу, и я буду жестоко наказан за самоуверенность. Пара минут отдыха и наружу. Опять иду, не торопясь, первым. И вверх и сейчас вниз ставлю замыкающего, объясняю ему, что он должен делать, если кто-то будет отставать или почувствует себя плохо.

    Иду по тропе, она еле видна. Вдруг проваливаюсь по пояс. Громкий всхлип ужаса прозвенел для меня траурным колокольчиком. «Ну, вот, попал!». Группа стоит на месте, в глазах напряжение, испуг и вопрос. Вылезаю самостоятельно, и успокаиваю группу.

    - Ничего страшного. Бывает. Трещины на леднике везде есть.

    Сам чувствую: ушёл налево. Действует правило правой ноги, она сильнее. Немного доворачиваю вправо и иду дальше. Группа на взводе. Хоть и пытаюсь их успокоить, но, чувствую, они напряжены и испуганы. Прохожу метров тридцать и снова проваливаюсь уже выше, чем по пояс. Задерживает на краю ледовой трещины – рюкзак, всегда хожу и катаюсь с рюкзаком: тёплые вещи, перекус. 

    Все понимают, что мы заблудились. Тропы не видно, буран неиствует. Мне помогают вылезти. Заглянул вниз: трещина расширяющаяся, внизу темно. Я спокойно объясняю: да заблудились, но ничего страшного, бывало и похуже. Все держатся мужественно. Лишь одна девушка дрожащим голоском спрашивает: «Эдуард Александрович, а мы выберемся?». В другое время такой вопрос вызвал бы улыбку, но не сейчас.

    Я провожу в группе перестановки: «Все должны идти в десяти метрах сзади меня. Если я провалюсь и вытащить меня не удастся, продолжайте движение медленно и осторожно, внизу срочно к спасателям». Идём уже около часа, я чувствую «бочки» близко. Вдруг вижу в белом безмолвии - впереди меня двигается человек. Сквозь горизонтально летящий снег то и дело мелькает какая-то зыбкая, призрачная белая фигура. Кто это? Иду за ней. Вдруг громкий женский крик сзади в группе отрезвляет меня. За мной в десяти метрах, как я и проинструктировал, шла худенькая девушка, за ней крупный молодой мужчина – староста группы. Девушка на месте, староста – пропал. В снегу чернеет дыра, скорее всего, он провалился в ледовую трещину. Рядом с трещиной стоит Эльбрусская дева и пронзительно смотрит на меня, вроде бы, с напряжением и насмешкой. Я сразу узнал её. Про неё мне рассказывал зимовщик «Приюта 11» Орест Дубиняк: длинное белое платье на стройном худощавом теле, без головного убора, длинные чёрные волосы развеваются от ветра. На ватных ногах, поборов приступ мистического ужаса, иду к дыре. «Ну вот. Это мой первый труп. За несколько лет спортивной карьеры высоких разрядов – на одного перелома, все живы и здоровы, а здесь на простом маршруте… Эх… И всё эта дева. Будь она неладна». Подхожу, поднимаю голову, Эльбрусской девы нет. Исчезла. Заглядываю в эту чёртову дыру, а там на снежной подушке в полуметре от края трещины жив и здоров стоит наш староста и улыбается. У меня нет слов. Мгновенное облегчение, радость наполняет меня. Даю ему руку, вытаскиваю. Сосредотачиваюсь в очередной раз, вспоминаю склоны горы. Да, мы ушли влево. Дальше влево перегиб ледника и соответственно - зона трещин, которые могут быть глубокие.

    - Ну, что ж, товарищи, давайте поползём.

    Я до сих пор вспоминаю ситуацию и улыбаюсь. Мы ложимся и ползём по-пластунски, не на коленях и ладонях, а именно по-пластунски, прижимаясь всем телом к жёсткому насту. Так меньше удельная нагрузка на снег. Представляю, если бы кто-то увидел, как мы ползём по леднику, - что бы он подумал. Про Эльбрусскую деву уже не вспоминаю. Нужно спасаться, а не думать о привидениях. Проползли мы метров тридцать. Порыв ветра перемешал облачность, открылся немного рельеф, я быстро определился. «Бочки» совсем рядом. Впереди и влево вниз трещин не должно быть. Встаём и через 10-15 минут наше приключение благополучно заканчивается. На чай заварку не жалели. После горячего сладкого чая все расслабились и потекли воспоминания о нашем экстремальном, благополучно закончившимся приключении: «А я… А ты… А мы…». А ведь всё могло быть совсем по-другому.

     Так на основе действительно происшедшей в далёкие годы трагической истории и постоянно происходящих случаях, родилась легенда-быль, с которой волей неволей приходилось считаться восходителям.

    Вот уже около 30 лет, никто не встречает Эльбрусскую деву. Может ей запретили в потустороннем мире появляться в своей прежней жизни и губить людей, может, исчез портал, через который она попадала в нашу реальность. Так или иначе, гибнуть люди не перестали, но причины совсем другие, они укладываются в законы нашей реальности.

    Эдуард Ионих

    Гид, инструктор Международного класса по спортивному туризму

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Легенда о происхождении нарзана
  • Легенда об образовании Балкарии
  • Посвящение Виктору Ивановичу Растопшину
  • Джатчи Джаппуев – первовосходитель на Эльбрус
  • Пастухов Андрей Васильевич, великий топограф
  • Алмасты жив
  • Воспоминания В.И. Растопшина, заслуженного путешественника России
  • ГОРЫ И ИХ ПОБЕДИТЕЛИ В ТВОРЧЕСТВЕ И. С. ТИХОНОВА
  • Малеинов Алексей Александрович (1912-1991). Заслуженный мастер спорта с 1946 года
  • Николай Михайлович Пржевальский


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015