Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Сентябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 6. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    27 июня. Джиргиталь

    О, памирская дорога! Я думаю, иному человеку, не уезжавшему из дома дальше Сочи, хватило бы впечатлений от такого пути на всю жизнь. Бешеные и мутные от ярости Вахш и Сурхоб; громады скал, обрушивающиеся прямо перед машиной на дорогу; повисшие над пропастью колеса; малиновые, лиловые и оранжевые склоны и над всем этим режущая глаза белизна снегов и льдов. И масштабы. Именно грандиозные масштабы в первую очередь отличают Памир от Кавказа.

    ...Наш сорокалетний шофер Омон, с бритой головой и большой черной бородой, остановился и вышел с ковриком для совершения намаза. Омон – человек с большим чувством достоинства, много знающий и образованный. Он может разговаривать на шести языках – на таджикском, русском, казахском, киргизском, туркменском и татарском. Омон не пьет, ибо это запрещено кораном и автоинспекцией. Вместо этого он кладет под язык насвай (масса, особым образом приготовляемая в Средней Азии из различных трав).

    Вернувшись в кабину машины, он сказал:

    – Сейчас Хаит будет.

    Вскоре мы остановились у белого мраморного памятника, изображающего скорбящую женщину, и Омон показал рукой на покрытые редким кустарником холмы.

    – Вот здесь селение Хаит было.

    Обвалилась часть горы, образовался гигантский оползень и сошел неожиданно на селение. И сейчас на горе виден свежий отлом, отличающийся более светлым тоном от окружающих склонов.

    Стуков фотографирует. Он делает хорошие фотографии, вполне профессиональные, но применения они почему-то не находят. Я же не снимаю просто так, «на память», но мои фотографии идут в дело.

    И все у Бориса так. Работает с гляциологами, делает не меньше других и ту же самую работу, но результаты ее использовать не может. Статей он не пишет и диссертаций не защищает. Борис независим и горд. Когда наш академик Вадим Петрович приезжает в Терскол, на базу высокогорного института, Борис не выходит его встречать, хотя любит Ванина не меньше других. Вадим Петрович понимает его характер и всегда сам приходит к Стукову поздороваться, узнать, как он живет, побеседовать.

    Вадим Петрович всегда был для меня человеком удивительным и неординарным. Юноша из Вологодской области поступает в Московский университет, кончает его в 1948 году и в очень короткий срок проходит путь от студента и ассистента до академика, ученого с мировым именем. Что это: судьба, талант? Прежде всего, конечно, талант. Необыкновенно талантливый человек! Феноменальные способности. И при огромной занятости еще находит время для спорта, для поездок в горы, для друзей, для общения с людьми, которые просто хотят с ним поговорить о своих делах, посоветоваться.

    В Джиргитале, небольшом зеленом городке на границе Таджикистана и Киргизии, нас уже ожидали прилетевшие самолетом ребята. Первыми лететь с грузами на ледник Фортамбек для установки лагеря поручают Михаилу Попову и мне. Конечно, неплохо бы отдохнуть от впечатлений дороги и от тряски в машине, переночевать в Джиргитале на высоте двух тысяч метров для постепенной акклиматизации, но отказаться нельзя: Миша хорошо знает место, у меня опыт организации лагерей, нам и карты в руки.

    Мне приходилось руководить альпинистскими лагерями и экспедициями, но я впервые встречаюсь с таким приятным стилем руководства, когда создается впечатление, будто у нас и нет руководителя, нет начальника, все делается само по себе. Все заботятся о деле, все одинаково инициативны, никто не ждет распоряжений. Кое-что поразило меня еще в Москве при подготовке выезда, я тогда спросил:

    – А кто у нас отвечает за альпинистское снаряжение?

    – А зачем отвечать? Каждый знает, что ему нужно.

    – Да, но мы же должны знать, что у нас есть, и чего нет. Хотя бы из группового снаряжения.

    – Если чего не хватит, возьмем в международном лагере или у Мешкова, у наших соседей.

    И в самом деле, все шло как надо, все работали с полной отдачей, никто не уклонялся и не отлынивал, никто не кивал на другого. Владельцы автомобилей свозили грузы ко мне в зоологический музей, другие закупали продукты, третьи упаковывали и заколачивали ящики...

    Николай Ильич на редкость спокойный человек. Когда разговариваешь с ним по телефону, кажется, что он положил трубку – раздумывает, прежде чем что-то сказать. Он небольшого роста, но весьма крепкого сложения, с крупными губами и светло-русыми волосами. Мне все больше и больше нравится наш начальник, держится достойно, несуетливо, спокойно.

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 3.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 11.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 2.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 9.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 1.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 39.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 35.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 51.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 24.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 56.


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015