Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Декабрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 2. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    23 июня 197... года

    ...Предстоит сложная и интересная экспедиция. На леднике, на большой высоте, скорчившись в холодной и низкой палатке, писать трудно. Тем не менее по своей старой привычке я буду писать вам то ли письма, то ли странички из дневника, как хотите.

    Когда наш самолет приземлился в Душанбе, к нему подкатил трап, которым управлял таджик в черной тюбетейке. Из иллюминатора я с недоумением наблюдал за тем, как он без конца обтирал лицо платком. Выйдя на трап, мы словно попали в парную баню. Сорок два градуса в тени! Это под вечер! Пока мы стояли, пытаясь отдышаться, прибыл багаж экспедиции. И тут мы поняли, что такое азиатская жара.

    Мы – это передовой отряд экспедиции, семь человек. В наши задачи входит достать десять баллонов газа для кухни, тонну бензина, закупить на полтора месяца овощей и других продуктов и все отправить в город Джиргиталь, откуда вместе с тремя тоннами остального груза экспедиции перебросить все это вертолетом на ледник Фортамбек.

    Почесывая влажные затылки, мы размышляем о том, как бы нам переночевать на куче мешков и рюкзаков, и тут я вдруг услышал удивленный возглас:

    – Саныч, это ты?! Вот чудеса!

    Я узрел, обнял и расцеловал своего старого друга Володю Мешкова. Мы не виделись много лет. Когда-то вместе делали восхождения на Тянь-Шане и на Алтае. На северной стене Талгара мы оба обморозились – я меньше, он сильнее. На моем письменном столе под стеклом лежит фотография, на которой изображена наша спортивная группа из четырех человек.

    – Вы никак на Фортамбек? – Володя здоровался за руку с нашими ребятами, с большинством из которых он был знаком.

    – На Фортамбек, к тебе поближе. Ты, говорят, начальник Памирского фирнового (крупнозернистый снег, как бы промежуточная стадия между снегом и льдом) плато?

    Черное от несходящего загара лицо Мешкова пошло мелкими морщинками.

    – Не, я директор Каспийского моря.

    Володя на самом деле хозяин Плато. Он руководит работой станции «Восток» медико-биологической экспедиции Таджикской академии наук, расположенной на Памирском фирновом плато на высоте 6100 метров над уровнем моря. Он был инициатором создания этой станции, он ее творец и полновластный хозяин. Вот уже семь лет Владимир Александрович руководит научной работой этой базы.

    – Читал, читал я о тебе, Володя, в газетах. – Мы снова обнялись и похлопали друг друга по спине. – Слежу за твоей биографией.

    Уже седые виски у него. И в кудрях пробивается седина. Но все такой же он – быстрый, решительный, энергичный.

    – Я ведь тоже, Саныч, читаю все, что ты пишешь. И даже собираю. Ну, – осмотрелся он вокруг, – я так понимаю, что вам надо куда-то сложить барахло и где-то переночевать. У меня машина, а в нашей конторе размещается на полу вся поляна Сулоева (На поляне Сулоева находились лагеря нескольких экспедиций).

    Мы сидим на базаре в тени платанов и пьем чай. Журчит вода в арыке, воркуют горлинки, монотонно звучит домбра. А вокруг все красно от помидоров, зелено от огурцов. Между пестрыми халатами и яркими чалмами пробирается к нашей чайхане Матвей Догеров, гляциолог. Он недавно вернулся из Антарктиды.

    – Приличная картошка по 25 копеек. Оптом отдаст дешевле. – Матвей усаживается за столик. – Дайте пиалку.

    Взяв пиалу, Матвей тянется с ней к крану и выливает воду себе на голову.

    Географ и гляциолог Нурис Арыпханов умелыми, ловкими движениями, с шиком, как фокусник, режет узбекским ножом перец, помидоры и какие-то неизвестные нам травки: готовит на огромном блюде салат.

    – Ну что ж, Николай Ильич, – поворачивается он к начальнику экспедиции Степанову, – надо брать.

    Колю Степанова, физика из Института ядерной физики, мы все называем по имени и отчеству – соблюдаем субординацию.

    – Пусть Нурис останется, а мы сходим, – говорит ботаник Миша Попов, худощавый, лысоватый мужчина с седеющей бородкой.

    Даже сквозь темные очки сверкают на солнце бухарский шелк и парча женщин, их расшитые блестками тюбетейки и газовые платки с золотинкой. Но на обратном пути к чайхане, с мешками на плечах, мы уже ничего не видим. Щиплет глаза от пота.

    – Чаю, Нурис, чаю!

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 39.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 3.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 1.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 56.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 53.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 52.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 57.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 4.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 36.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 31.


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015