Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Сентябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 

    Слово о Даниле Сердиче Патриотическое / Данило Сердич

    Глубоко и неизгладимо остался в моей памяти образ замечательного интернационалиста, выдающегося воина-коммуниста и большой души человека — Данилы Федоровича Сердича.

    Уроженец ныне братской Советскому Союзу Югославии, серб по национальности, Сердич был одним из тех героев-интернационалистов, которые посвятили себя защите первого в мире пролетарского государства, неразрывно связывая революционную борьбу трудящихся России с интересами своего родного народа, рабочих и крестьян всех стран.

    В грозные октябрьские дни 1917 года, освобожденный восставшими рабочими из Петроградской тюрьмы, Д. Ф. Сердич без колебаний встал на сторону Советской власти и с оружием в руках отстаивал ее до полной победы. Он прошел славный боевой путь от рядового красногвардейца и начальника небольшого сербского интернационального отряда до командира регулярных частей и соединений Красной Армии.

    Литература для изучения Дополнительно / Народы Северного Кавказа

    Литература, прямо относящаяся к теме настоящей работы, немногочисленна. Напротив, круг исследований, ко­торые имеют к ней то или иное отношение, чрезвычайно широк. К тому же специальные работы по Северному Кавказу и по международным отношениям на Востоке в XVI— XVII вв. часто связаны с опубликованием тех или иныхисточников, носят источниковедческий характер и уже упомянуты в обзоре источников. Это отражается на характере предлагаемого читателю очерка — в ряде случаев я ограничиваюсь общими указаниями, не ставя задачи полного и детального разбора.

    В дальнейшем рассматривается отдельно литература по первой части исследования, т. е. по социально-экономическим отношениям у народов Северного Кавказа и по второй части — о связях их с Россией.

    Обзор дореволюционной литературы по общественному строю кавказских народов дан с большой полнотой в «Материалах по истории этнографического изучения Кавказа в русской науке» М. О. Косвена. Имеющие прямой целью библиографические указания, «Материалы» в то же время содержат ценные историографические замечания и разделы.

    М. О. Косвен издал и специальные историографические статьи, вошедшие впоследствии в книгу «Этнография и история Кавказа» (М., 1961): «Проблема общественного строя горских народов Кавказа в ранней русской этнографии», «М. М. Ковалевский как этнограф-кавказовед», очерки об Измаиле Атажукине и Хан-Гирееи др. Указанная и получившая оценку в трудах М. О. Косвена литература в значительной степени носит характер источников для изучения социально-экономических отношений у народов Кавказа в XVIII—XIX вв. — это главным образом описания быта и общественного строя кавказских народов, сделанные на месте авторами того времени, часто не профессиональными учеными.

    Источники для изучения народов Северного Кавказа Дополнительно / Народы Северного Кавказа

         Источники для изучения поставленной темы чрезвычайно разнообразны, круг их обширен. Каждая из трех названных сторон исследования — изучение социально-экономических отношений у народов Северного Кавказа, их сношений с Русским государством и международного значения этих связей — требует привлечения специальной источниковедческой базы, особенно если принять во вни­мание сложность и пестроту национального состава Северного Кавказа. Вместе с тем надо признать, что для XVI— XVII вв. состояние источников таково, что далеко не все вопросы, которые встают перед исследователем, могут быть освещены подробно и полно. Поэтому исследование неизбежно принимает в ряде случаев характер научной реконструкции и гипотезы.

         Одна из основных трудностей — ограниченность и недостаточная изученность источников этого времени, исходивших от местных народов: одни из них совсем не имели письменности на родных языках, другие почти ее не имели и не «пользовались широко иноязычной письменностью. При таком положении большое значение приобретают памятники материальной культуры. Но археологи досоветского, а отчасти советского времени обращали больше внимания на памятники ранних периодов и меньше — на памятники средневековые, а тем более — XVI—XVII вв. В 1940-е годы был поставлен вопрос о систематиче­ском исследовании древностей позднего средневековья Кавказа, результаты произведенных работ значительны, но еще далеко не исчерпывают возможностей изучения сохранившихся памятников.

     

    Снова на Украине Патриотическое / Косиор С.В.

    В 1928 году ЦК ВКП(б) рекомендовал Косиора на пост секретаря ЦК Компартии Украины. До него во главе украинской партийной организации был Л. Каганович, расшатавший единство этой организации и вызвавший неодобрение у большинства коммунистов.

    Косиора хорошо знали на Украине, и весть о его возвращении в республику была встречена с радостью. Станислав Викентьевич очутился на Украине в знакомой обстановке; как и прежде, здесь работали Петровский, Затонский, Скрыпник, Терехов. В постоянном дружеском общении, советуясь друг с другом, закладывали они фундамент социалистической Украины.

    1929—1932 годы для СССР были периодом развернутого наступления социализма по всему фронту. По сложности решаемых партией задач, по новизне и глубине социально-экономических процессов, темпам и масштабам социалистического строительства это был один из труднейших и героических периодов в истории партии и советского народа. Руководствуясь ленинским планом построения социализма, партия до конца разгромила остатки троцкизма, разоблачила и изолировала правых капитулянтов, укрепила единство своих рядов.

    За ленинское единство Патриотическое / Косиор С.В.

    Морозным декабрьским днем приехал Станислав Викентьевич в Москву на XIV съезд партии.

    Это было сложное время. На Западе — спад революционного подъема. «План Дауэса» обеспечил прилив золота германским монополиям. Локарнские соглашения предусматривали «гарантии» западных границ по Рейну и возрождали в новых условиях идею «Дранг нах Остен». Империалистами делалась ставка на то, что неверие в возможность строительства социализма в СССР, распространяемое троцкистами и «новой оппозицией», сорвет политику индустриализации и поможет превратить нашу страну в аграрно-сырьевой придаток капиталистического мира. В Советской стране пытались закрепиться нэпманско-кулацкие элементы.

    В простреленных пулями, обожженных у костров гражданской войны шинелях, вчерашние бойцы искали своего места в жизни. Они учились на рабфаках, стояли в очередях на биржах труда, овладевали мирными профессиями, сменив винтовки на труд у станков, в учреждениях, в сельском хозяйстве. Многих тревожила мысль: куда пойдет страна дальше? Как строить новую жизнь, о которой мечтали в походах, боях, на коротких солдатских стоянках?

    Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015