Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Декабрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    Возвращение на родину Патриотическое / Чичерин - дипломат ленинской школы

    7 ноября 1917 года. В России победила социалистическая революция. На экстренном заседании Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов В. И. Ленин произнес исторические слова: «Товарищи! Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой все время говорили большевики, совершилась» К

    В тот же день II Всероссийский съезд Советов принял написанное В. И. Лениным воззвание к «Рабочим, солдатам и крестьянам!», в котором говорилось: «Опираясь на волю громадного большинства рабочих, солдат и крестьян, опираясь на совершившееся в Петрограде победоносное восстание рабочих и гарнизона, съезд берет власть в свои руки...»

    Чичерин в Варшаве

    В России была провозглашена Советская власть. На следующий день съезд принял по предложению Ленина знаменитые Декреты о мире и о земле. Затем было создано Советское правительство во главе с В. И. Лениным.

    0 событиях, которые «потрясли мир» и начали новую эпоху, Г. В. Чичерин узнал в Брикстонской тюрьме. Но Родина помнила о нем. Находившийся в Смольном в дни работы II съезда Советов известный американский журналист и писатель Джон Рид 26 октября (8 ноября) 1917 г. сделал в своем блокноте запись: «Чичерина, интернированного в Англии, думают назначить министром иностранных дел». Эта запись Рида, обладавшего, по выражению Н. К. Крупской, остротой зрения» и «понимавшего смысл событий», через некоторое время получила официальное подтверждение.

    Рабоче-крестьянское правительство молодой Советской республики решительно потребовало немедленно освободить Чичерина. Однако правительство Ллойд Джорджа продолжало держать Георгия Васильевича и нескольких его товарищей за решеткой.

    28 ноября Народный комиссариат иностранных дел через бывшего английского посла в России Джорджа Бьюкенена, находившегося еще в Петрограде, направил Великобритании ноту. Правительство Советской России, говорилось в ней, не потерпит того, чтобы ни в чем не повинный Чичерин и другие русские революционеры находились в английской тюрьме, когда британские подданные, занимающиеся контрреволюционной пропагандой, могли безнаказанно покидать Россию.

    Поскольку английское правительство продолжало незаконно держать Чичерина в тюрьме, 3 декабря Бьюкенену было еще раз заявлено, что ни один британский подданный, следовательно и сам посол, не сможет выехать из России до тех пор, пока Чичерина не выпустят из тюрьмы. Посла предупредили: в случае отказа освободить Чичерина советские власти вынуждены будут арестовать некоторых из британских подданных, известных как контрреволюционеры.

    И. А. Залкинд, который в дни Октября был назначен уполномоченным Наркоминдела по приему дел от бывшего министерства иностранных дел, в своем очерке о первых месяцах деятельности НКИД, опубликованном в 1922 г., писал: «...отдел виз был работой форменно завален, так как целые тьмы иностранцев стремились покинуть пределы ставшей советской России. Лишь временное облегчение было нам доставлено решением не выдавать виз англичанам, покуда Чичерин и Петров не будут выпущены Англией. Я припоминаю ярость какого-то крупного английского дельца, добившегося личного разговора со мной по поводу отказа ему в визе, когда я ему деловым образом разъяснил: «Чтобы дать вам визу, нам нужно посоветоваться с Чичериным.— Нет Чичерина, нет визы»».

    В защиту Чичерина все активнее выступали и английские пролетарии. Они направляли делегации к правительству, устраивали забастовки, организовывали перед зданием тюрьмы демонстрации с пением «Красного знамени» и «Интернационала». Один из руководителей британской социалистической партии Джон Маклин, который сам побывал в тюрьме за антивоенную деятельность, создал специальный комитет. Его участники развернули агитацию среди шотландских трудящихся, призывая их подняться на борьбу за освобождение Чичерина и других русских политзаключенных. Газета БСП «The Call» призывала читателей направить от их избирательных округов письма членам парламента с требованием, чтобы они выступали за освобождение Чичерина. На многолюдном митинге в Глазго рабочие говорили, что в ответ на арест в Лондоне Чичерина в Петрограде следует арестовать посла Бьюкенена.

    Вместе с тем в Наркоминделе дали понять британскому посольству, что имеется намерение назначить Чичерина дипломатическим представителем в одну из союзных держав. Иностранные газеты, в частности «Нью-Йорк тайме» и «Матэн», в начале декабря 1917 г. сообщили, что Советское правительство назначило Чичерина, поскольку он находится в Лондоне, послом при Сент-Джемском дворе. В связи с этим член английского парламента Джозеф Кинг обратился к министру иностранных дел с соответствующим запросом. 6 декабря члены палаты общин стали свидетелями диалога Кинга с заместителем министра иностранных дел лордом Робертом Сесилем.

    Кинг: 1. Поступала ли из России какая-либо просьба об освобождении Георгия Чичерина или других находящихся в заключении русских подданных, и если такая просьба получена, то какой ответ на нее дан?

    2. Было ли получено через нашего посла в Петрограде или по другим каналам сообщение о том, что господин Георгий Чичерин назначен русским послом в нашу страну, и если да, то какие действия были или будут предприняты в связи с этим?

    Лорд Р. Сесиль: Мне представляется целесообразным обратить внимание палаты на эти вопросы, которые являются типичным примером множества вопросов, заданных почтенным депутатом от Северного Сомерсета. Они не могут иметь другого эффекта, как поставить в затруднительное положение правительство его величества в момент величайшей тревоги и трудностей, и, с позволения палаты, я предлагаю не отвечать на них.

    В течение декабря Кинг несколько раз возобновлял свой запрос о Г. В. Чичерине, но так и не добился ответа.

    В связи с настойчивыми требованиями Советского правительства и опасаясь дальнейшего распространения массового движения в защиту русского революционера среди британского рабочего класса, кабинет Ллойд Джорджа на специальном заседании

    10 декабря 1917 г., посвященном положению в России, обсудил также вопрос об освобождении Чичерина и Петрова. Министр иностранных дел Бальфур, не присутствовавший на заседании, направил правительству меморандум. «...Я лично держусь того мнения,— писал он,— что кабинет должен изменить решение, принятое некоторое время назад, и должен выслать в Россию двух интернированных русских подданных (Чичерина и Петрова), судьба которых, по-видимому, так интересует правителей России».

    В «Военных мемуарах» Ллойд Джордж отметил по этому поводу: «...чтобы избежать задержки в России британских подданных на неопределенный срок, британским правительством было принято решение предоставить всем интернированным в Англии русским, невиновным в нарушении британских законов, право вернуться в Россию».

    3 января 1918 г. Георгий Васильевич был освобожден. Однако английские власти, боясь рабочих демонстраций, распорядились отправить его и Петрова тайно. Вечером в сопровождении двух сыщиков их доставили на железнодорожную станцию. Здесь состоялась последняя встреча Чичерина с Бриджес-Адамс, много помогавшей его революционной работе

    в Англии. Через неделю Бриджес-Адамс писала о проводах Чичерина в газете «Cotton factory»: «Приближалось время отъезда, и мы перешли на платформу— бывшие заключенные, а также группа русских и несколько английских социалистов, пришедших повидать своих друзей перед их отъездом в Россию. Когда поезд в клубах пара отходил от станции, все присутствующие запели «Интернационал», раздались приветствия в честь русской революции».

    На следующее утро в Абердине Чичерина посадили на пароход. До Бергена (Норвегия) его сопровождали английские сыщики. Таким образом, лондонское правительство уже в 1917 г., как остроумно заметил В. В. Боровский, «отметило чрезвычайным вниманием своего будущего советского контрагента по международным переговорам».

    6 (19) января 1918 г. Георгий Васильевич прибыл в Петроград. Революционные рабрчие устроили ему на Финляндском вокзале теплую товарищескую встречу. «Миновал целый период жизни,— вспоминал позже Г. В. Чичерин,— и, как короткое мимолетное видение, передо мной пронесся новый, красный, революционный Питер».

    В первые же дни пребывания в Петрограде Г. В. Чичерин оформил свое вступление в большевистскую партию. Отныне он навсегда связал себя с партией Ленина и до конца жизни оставался верным ленинцем.

    8 (21) января Советское правительство по предложению В. И. Ленина назначает Чичерина товарищем народного комиссара по иностранным делам.

    Когда 10 (23) января в Таврическом дворце под звуки гимна победившей пролетарской революции «Интернационала» открылся III Всероссийский съезд Советов и председательствующий Я. М. Свердлов предоставил Чичерину слово, присутствовавшие в зале встали и долго аплодировали ему. Молча сидели на своих местах лишь меньшевики, составлявшие на съезде ничтожную кучку.

    Обращаясь к участникам съезда, Чичерин сказал: «Пролетарско-крестьянское правительство России освободило меня и моих товарищей из тюрьмы, в которую нас бросили английские империалисты — руководители мировой реакции, руководители борьбы мирового империализма против социальной революции, поставленной историей на очередь дня. Английские империалисты, привыкшие за кулисами вершить судьбы народов, впервые встретили голос независимого пролетарского правительства и должны были склониться перед ясно выраженным требованием о нашем освобождении... Английский рабочий класс, несмотря на бесстыдную кампанию травли и клеветы, которая ведется продажной прессой английской буржуазии вокруг русского революционного движения, своим пролетарским чутьем понял, что здесь развертывается движение, созданное не кучкой авантюристов, а движением широких народных масс под знаменем социалистической революции, к которому английские товарищи собираются примкнуть не сегодня — завтра».

    Это была первая политическая речь Георгия Васильевича на родной земле.

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Брестский мир
  • Первые месяцы в Наркоминделе
  • Годы иностранной интервенции и гражданской войны
  • Лозаннская конференция
  • Вступительная статья
  • Год признаний
  • Политика мира и дружбы со странами Востока
  • Создание дипломатического аппарата
  • Генуя
  • Последние годы жизни


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015