Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Июнь 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 11. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    30 июня 197... года

    Прилетел с грузом Боря Стуков. Парень он работящий. Теперь нам с Мишей стало уже полегче таскать ящики и мешки от вертолета в лагерь. Борис привез мне из Джиргиталя записку: «Санечка, я теперь называюсь «человеком, который прилетел на Памир с чемоданом». Вырвался я, все хорошо. Хочу на гору. Скоро увидимся. Обнимаю, Юра».

    Фраза насчет чемодана была понятна только нам двоим. Когда-то мы с ним и со сванским альпинистом Шалико Маргиани ходили зимой через Местийский перевал в Сванетию. У меня в рюкзаке была прекрасная черкеска из сванской домотканой материи, и я назывался «человеком, который выпендривается в черкеске». Шалико звали «человеком, который хотел зарезать человека, который выпендривается в черкеске», ну а Юра именовался «человеком, который не дал зарезать человека, который...» и т. д. В общем, то же, что «дом, который построил Джек». Это была счастливейшая пора нашей жизни, и, когда мы хотели сделать друг другу приятное, мы вспоминали Сванетию.

    После Юриной записки я непрестанно думал о восхождении. Вот и Юра тоже идет...

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 12. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    2 июля 197... года

    Прилетел вертолет с альпинистами. Юра переживает ту же эйфорию, что и мы с Мишей в первые часы пребывания на Фортамбеке.

    – Санечка, это же грандиозно! Кажется, где только не был, а таких гор не видел.

    – Да, район удивительный...

    – Рерих, – захлебывается от восторга Юра, – чистый Рерих! Ты посмотри, разве бывают такие краски в природе?! Противоестественные краски! Какой насыщенный синий цвет у неба?! А какие тона?! Оранжевый, лиловый, фиолетовый...

    Когда наблюдаешь только что прилетевших на поляну людей, то видишь, что реакция у всех одна, даже у старых горных волков: едва ступив на землю, застывают на месте и смотрят на горы. На лицах восхищение, радость. Наконец спохватываются, начинают здороваться, таскать ящики и рюкзаки, а потом вдруг опять останавливаются и замирают, глядя на горы.

    – Если бы ты знал, как я рад, что попал сюда! –сияет от счастья Юра. – Все свои, все вместе собрались да еще и два семитысячника перед глазами!

    Юра может быть суровым и непреклонным, но я-то знаю, какая у него чуткая и ранимая душа. За это его и люблю.

    Нурис поселился со мной в палатке. Вместе с нашей «ученой поварихой» Мариной Осиновской оборудуем кухню и начинаем готовить сами. Нам предстоит разделывать барана. Поручаем это Нурису. Перед тем как приступить к делу, Нурис поворачивает барана головой на восток и, отвернувшись от меня, говорит какие-то слова по-казахски. Так полагается по вековому ритуалу.

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 13. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    Мешков вдруг хмурится, закуривает.

    – С этими ребятами выговор себе схлопотал по альпинистской линии, звание старшего инструктора альпинизма сняли, запретили на два года быть выпускающим в республике. Хорошо еще «мастера» оставили.

    – Несчастный случай?

    – Если бы...

    – Как раз нет, – встревает Рая, – за все семь лет у нас ни одного несчастного случая.

    Володя заглядывает в мою чашку:

    – Налить тебе?

    Я отказываюсь – у меня и так уже пульс больше ста ударов в минуту.

    – Пей, от кофе ничего не будет, – он наливает мне еще. – Прижала меня Федерация альпинизма: на пик с третьим спортивным разрядом людей вожу, а то и без разряда. Но у нас же не альпинистские восхождения, у нас наука, а на этот счет никаких правил нет. Как хочешь, так и крутись...

    Мешков рассказывает об организации станции «Восток», о перспективах расширения ее возможностей и создания постоянных условий для ведения научной работы. Его увлекает связь альпинизма с наукой, одного альпинизма для людей, занимающихся в горах научными исследованиями, уже недостаточно. А сделано для ведения этих работ на Плато немало. В прошлые годы ставили палатки, их валило ветром, уносило и сбрасывало со. стены. Потом вырыли снежные пещеры. Забросили в них движок, осветили, стало лучше. И вот наконец нашли в восточной части Плато, на склонах пика Кирова на высоте 6100, прекрасную защищенную от ветра скальную площадку, рядом – небольшое озерцо, в июле оно днем оттаивает, можно брать воду. Здесь и установили станцию «Восток».

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 14. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    – Неужели шесть раз? – перебиваю я ее. Мешков улыбается и лихо так говорит:

    –А что?! И в седьмой пойду, и в восьмой. Вот увидишь.

    –Вы знаете, я умирала наверху, просто умирала, – опять быстро и страстно говорит Рая, – а он подошел ко мне и сказал: «Вставай, посмотри вокруг. Как прекрасна жизнь! Погляди на горы, на вершины». Я встала и пошла. И ничего.

    В это время по брезенту палатки кто-то постучал:

    –Владимир Александрович, можно?

    –Входи, Олег, входи.

    В палатку ползком влезает курчавый и румяный парень.

    –Садись кофе пить, – приглашает Мешков.

    –Спасибо, мы пили уже. Сколько баранов нам заказывать, трех хватит?

    – Мало. У нас выходы предстоят, берите пять. Парень начинает вылезать из палатки.

    –Передай Юре, – добавляет Мешков, – пусть возьмут сухарей ребятам и мази. Сгорели они.

    –Хорошо.

    –Вы знаете, – продолжает разговор Рая, – одна иностранка, швейцарка, кажется, забыла ее фамилию, едва только родила в феврале, а в июне взошла на Аннапурну.

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 15. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    Я ушел от Мешкова, залез в пуховый спальный мешок, и вспомнились мне наше с ним восхождение и страшная стена, под которой мы едва не остались навсегда. Я закрыл глаза и представил, как мы шагаем по узенькой тропинке, выбитой на зеленом лугу ногами альпинистов. Она вьется по склонам, избегая крутых подъемов, выбирая самый удобный путь, и приводит прямо к цели.

    Подходы к вершине – время для размышлений. Чего только не передумаешь, часами шагая по этим тропкам с рюкзаком за спиной!.. Мы ходим вместе давно, и постепенно в команде сложилось распределение обязанностей. Ким Кочкин – первый. Он прекрасный скалолаз и очень вынослив. Смелость его граничит с отчаянной удалью, но он иногда рискует – Киму нужна надежная страховка и авторитетный совет, а то и приказ.

    Володя Мешков – это человек, как мы говорим, «за все». Он несет тяжелый рюкзак, работает на льду, идет первым, когда Киму надо отдохнуть. Как врач, он отвечает за нашу аптечку. На его обязанности лежит также фотографирование и, при необходимости, рация. Володя в нашей команде недавно. Мы долго к нему присматривались, но на первой же восхождении поняли, что не ошиблись в выборе.

    Костя Семенюк – огромного роста парень в очках, наш тяжеловес. Он идет последним, несет груз и выбивает крючья. Костя так наловчился в этом деле, что вытаскивание крюка, на которое каждый из нас затратил бы немало усилий и много времени, занимает у него всего несколько секунд – глянет раз, стукнет молотком, потом подцепит, дерг... и крюк звенит на карабине. Костя еще несет примус и бензин.

    Было это на Тянь-Шане. Лет двадцать прошло с тех пор, а не забывается. Мы шли на последнее восхождение в том сезоне. После тренировок сделали уже два восхождения пятой категории, это должно быть третьим.

    Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015