Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Октябрь 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031 

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 31. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    10 июля 197... года

    Прилетели Ванин и Бочаров. Собралась и наша спортивная группа. Она должна была прийти к нам через перевал и вышла уже в свой туристский поход. Положение спортивной группы какое-то неясное: вроде бы они с нами в одной экспедиции, но в то же время проводят здесь свой отпуск. Они должны оказать поддержку во время восхождения, но среди них нет сильных альпинистов, мастеров, высотников.

    Руководить восхождением будет Иван Иванович Бочаров. У них с Ваниным какие-то общие научные интересы, они старые друзья. В прошлом году вместе шли на пик Коммунизма, да не дошли из-за австрийских альпинистов, которых пришлось спасать. Для своих пятидесяти лет выглядит Бочаров отлично. С годами люди небольшого роста часто полнеют, а он сухощав и строен.

    Зимой каждую неделю бегает на лыжах «тридцатку», летом – кроссы.

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 32. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    12 июля 197... года

    Вернулся с Камня. Влез я на этот проклятый Камень при последнем издыхании. Не спал ни минуты! Палатка на снегу, холод адский, ветер палатку рвет, вырывает из снега растяжки, а я пошевелиться не могу. И всего-то поднялись на тысячу метров. Посреди ночи, когда стал задыхаться, захотелось расстегнуть палатку и броситься вниз. Николай Ильич утешает: в следующий раз будет легче. Но будет ли он, этот следующий раз?

    Камень – округлый снежный гребень, и на нем большая светлая скала. Выглядит отсюда все, конечно, здорово. Открывается вид на пик Коммунизма. Хотелось сделать круговую панораму на широкую пленку, но спусковой механизм в аппарате замерз. Потом отогрел его за пазухой, и удалось сделать несколько кадров с поднимающимися сюда тренерами международного лагеря. Они пришли все вместе, переночевали и ушли, у них тоже акклиматизация.

    Трудности восхождения на вершину Камень окупились для меня несколькими счастливыми минутами. Минуты две наблюдал пару красных вьюрков. Ружья не брал, да и не стал бы стрелять: птица эта занесена в Красную книгу. Достаточно было отметить сам факт ее пребывания здесь. Второе наблюдение – осуществление моей хрустальной мечты: я видел белогрудых голубей. Пара совершенно белых птиц держалась в стае черных альпийских галок и вместе с ними облетала скальные стены. Галки не прогоняли голубей, видимо, присутствие их рядом было для галок вполне обычным. Пара в середине июля... Стало быть, можно предположить, что голуби где-то здесь гнездятся, а если так, то у них должны быть сейчас птенцы, для которых родители собирают корм. Что же это за корм?

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 33. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    Говорит мягко, улыбаясь, но – видно сразу – очень решительно. Спорить не будешь. Ах, черт возьми, жалко! В силу своей нескромности я не воспринял его несогласие как непризнание моих литературных способностей. Просто Вадим Петрович из тех людей, которые не любят читать о себе. И я показался себе на его фоне мелким, тщеславным.

    Сегодня проводили наверх Юру. Пошел на Плато вести свои гляциологические наблюдения. Веселый пошел, счастливый! «Приходи, – говорит, – Санечка, на «Восток», гостем будешь».

    Завтра туда же выходят для акклиматизации и исследований гляциологи Догеров и Арыпханов. С ними идут ребята из спортгруппы. Надо и мне идти. Теперь, после Камня, должно быть легче. Не помру же я на тренировочном выходе. А если и помру, не самая плохая будет смерть. Мне вспомнилось почему-то, как в Доме творчества Союза писателей сидел я в столовой за одним столом с очень старым писателем. Ему было восемьдесят девять лет. Совершенно беспомощный, он все ронял, приходилось заправлять ему за галстук салфетку, чтобы он не пачкал свой костюм. Я пошел в библиотеку, нашел его книгу и стал читать. Она была полна задора, огня, искрометного остроумия. Как мне стало грустно.

    Юра ушел. Мы еще не знали тогда, что больше не увидим его.

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 34. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    —  А что в доме?

    —  Погоди же... Там несколько помещений. Одно для научной работы. В нем поддерживается атмосферное давление, равное давлению на высоте 3–3,5 тысячи метров. Известно, что такое давление достаточно для умственной работы. Другое помещение предназначается для отдыха, тут «высота над уровнем моря» будет 4– 4,5 тысячи метров. Такое же, как у нас на Фортамбеке.

    —  Ничего себе отдых... – вспоминаю я первую ночь на леднике.

    —  Да, в таких условиях, – терпеливо и с вежливой улыбкой продолжает рассказывать Иван, – трудовая деятельность уже менее интенсивна, но отдыхать можно. Нормального давления, по нашим подсчетам, в комнатах отдыха установить не удастся, это требует слишком больших энергетических расходов. В третьем помещении, где давление равно давлению на Плато, будет тепло. Такая комната нужна для спокойного выхода наружу. Одно помещение будет отведено даже под оранжерею. Тут можно "будет выращивать овощи, фрукты, цветы. В небольшом объеме, конечно. Солнца хватает, почву привезем, хотя частично используем и горные породы... Стены дома и крыша будут оборудованы под солнечные батареи. Для максимального получения энергии используется вся поверхность дома, там будут солнечные энергетические установки.

    —   Ив каком же состоянии сейчас находится этот дом? Он проектируется? – Мне все еще не до конца верилось в реальность идеи.

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 35. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    Мы вышли из палатки, и я увидел неподалеку Вадима Петровича, который вместе с сыном Пашей чистил картошку. Сегодня не их дежурство, но они помогали дежурным. Причем делали это как-то незаметно, так, что никому не бросалось в глаза. Это было очень характерно для Вадима Петровича. Вспомнил, что написано на его кабинете: «В. П. Ванин». И больше ничего. Никаких титулов. Перед самой экспедицией я был у него на приеме. В две минуты все было решено самым лучшим образом и доброжелательно. Да и все дела решаются у него так. Принимает всех. И всех посетителей непременно провожает до двери.

    А когда отправляется кататься на горных лыжах, то приходит к канатной дороге и становится в очередь. Ему говорят: «Пожалуйста, Вадим Петрович, проходите!» А он: «Спасибо, я постою, народа ведь немного». До подъемника идет всегда пешком, никакой машины не признает.

    Боря Стуков рассказывал: шли они с Вадимом Петровичем и его сыновьями через перевалы Кавказа, наконец пришли в Домбай. Стали было налаживать палатку для ночлега, да ребята попросились в гостиницу, хотелось помыться после стольких дней похода. Обросшие, грязные, заходят они в гостиницу, а администратор и разговаривать с ними не желает. Вадим Петрович только посмеивался. А когда администратор все же дал номер и они вымылись и поужинали, Вадим Петрович сказал: «Ну что, Боря, ведь в палатке было лучше, верно?»

    Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015