Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Август 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 

    О Балкарии и балкарцах. «У ПОДОШВЫ ЭЛЬБОРУСА». Часть 4 Кабардино-Балкария / Балкария и балкарцы

    Мы вполне солидарны с Н. Ф. Грабовским, что в Балкарии и скотоводческий быт также сыграл немаловажную роль в образовании изолированных хуторов. Характеризуя поселки Глашевский и Башиевский Черекской сельской общины, развивает эту же точку зрения и известный грузинский этнограф Алексей Иванович Робякидзе.

    Нельзя не согласиться с М. М. Ковалевским и И. И. Иванюковым, утверждавшими, что образование полигенных сел происходило за счет коммендации, акта установления зависимости крестьян от феодала, хотя параллельно здесь играло роль разрастание поселений семейных общин классического типа. Примером того, как это могло быть в прошлом, может служить осетинское село Гизель, исчерпывающую характеристику которого дал преподаватель Аксаевского училища Андрей Цаллогов (Цаллагов. – А. М.). Несколько фамилий (Алдатовы, Мамсуровы, Теговы, Кануковы и Кундуховы) поселились сначала отдельно, но с увеличением числа семей их кварталы естественным образом соединились.

    Авторов также интересовала и численность семей, которые они называют «дворами», определяя их 25 душами каждый. Здесь же в сноске со слов Магомета Урусбиева они приводят пример двора в Хуламе, где жили 183 человека. М. М. Ковалевский и И. И. Иванюков не называют описываемые коллективы большими семьями, видимо, потому, что среди них были семьи уже разделившиеся, но оставшиеся жить одним двором, ибо реально существовать в социально-экономических условиях конца XIX века семейный коллектив в 183 человека не мог бы. С другой стороны, выселение из общего двора выделившейся семьи задерживалось в связи с новым обложением налогом. Поэтому мы склонны считать, что это был коллектив разделившихся родственных семей, какой зафиксировал С. Третьяков у ближайших соседей балкарцев сванов, где «в одном роде (патронимии. – А. М.) дымов 30, то есть родичей 250 по меньшей мере». Трудно согласиться и с С. Ф. Давидовичем, убеждающим читателя, что в Балкарии конца XIX века большие семьи в 70 человек – «не диво». На том этапе, на котором находились большие семьи в этот период, этапе отцовской семьи, ее средний численный состав не мог превышать 10 – 12 человек. В анализе данного вопроса важна и такая деталь: информатор Магомет Урусбиев видел в более широком родственном коллективе семью – настолько жизнь патронимии была схожа с семейной. Это лишнее подтверждение предположении М. О. Косвена, что патронимия в прошлом сохраняла общность движимого и недвижимого имущества, теснейшие социальные и идеологические связи.

    В отношении экономической основы большесемейных коллективов М. М. Ковалевский и И. И. Иванюков утверждали, что семьи базировались на коллективной собственности, но распорядителем ее был отец – глава семьи: «Каждый двор имеет свое отдельное от других имущество, состоящее в заведывании старшего по летам...»

    Анализируя большую балкарскую семью, Иванюков и Ковалевский, как и их последователи, к сожалению, не указывают процентного соотношения больших и малых семей.

    Впервые по народам Северного Кавказа обобщающий анализ сохранности большой семьи, соотношения разных форм семьи делает Я. С. Смирнова в статье «Формы семьи у народов Северного Кавказа в XIX – начале XX в.». Она пришла к выводу о том, что большие семьи были широко распространены в горной части Северного Кавказа и менее на равнине.

    Во внешнем виде балкарских усадеб ученые нашли много общего с усадьбами осетин и других горских народов. Типичное крестьянское хозяйство включало в себя центральное жилище, пристройки для женатых пар и для хозяйственного пользования, небольшой дворик перед домом, иногда огород. Жилые помещения и хозяйственные постройки ставились плотно одно к другому. При этом всегда основное место в комплексе занимал «большой дом». Центральную часть дома, пишут они, составляет общая кухня. Сравнивая центральное жилище с римским атриумом, Ковалевский и Иванюков отмечали важную его роль «во всех действиях, совершаемых семьей или от ее имени: тут решаются вопросы об отдаче в замужество и о получении платы за кровь; ищущий убежища преступник старается прежде всего проникнуть в это помещение: раз он вошел под его кровлю, он считает себя спасенным от преследования и, по обычаю, не может быть выдан, будь он даже виновником смерти кого-либо из домочадцев». Здесь праздновались фамильные торжества и устраивались поминки.


    Предыдущая страница           Следующая страница
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • О Балкарии и балкарцах. «У ПОДОШВЫ ЭЛЬБОРУСА». Часть 3
  • О Балкарии и балкарцах. «У ПОДОШВЫ ЭЛЬБОРУСА». Часть 2
  • О Балкарии и балкарцах. «У ПОДОШВЫ ЭЛЬБОРУСА». Часть 1
  • О Балкарии и балкарцах. Впервые с научными целями. Часть 2
  • О Балкарии и балкарцах. Впервые с научными целями. Часть 1
  • О Балкарии и балкарцах. Предыстория вопроса


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015