Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Октябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 

    О Балкарии и балкарцах. «У ПОДОШВЫ ЭЛЬБОРУСА». Часть 1 Кабардино-Балкария / Балкария и балкарцы

    Лишь спустя два года, в июле 1885 года, М. М. Ковалевский в Кисловодске познакомился с Исмаилом Мырзакуловичем Урусбиевым, который сразу же произвел на него особое впечатление. «Могучая, как бы из железа скованная фигура Исмаила Урусбиева внушала нам бодрость и уверенность в успехе предприятия», – писали М. М. Ковалевский и И. И. Иванюков в вышедшем после экспедиции очерке «У подошвы Эльборуса»

    А когда друг Максима Максимовича Аглинцев напутствовал: «Ваше путешествие начинается под счастливой звездой... лучшего путеводителя трудно найти на всем Кавказе» и сам Исмаил Мырзакулович, приглашая в горы, добавил: «Кто выбьется из сил, того мы перенесем на бурках», сомнений не осталось.

    Путь экспедиционной группы по Баксанскому ущелью в высокогорные села и поселки Сванетии был не легок и не близок. Кроме населения Урусбиевского общества, ученых в значительной степени привлекали их южные соседи, сохранившие больше, чем кто-либо из северокавказских народов, в своем быту и культуре архаических черт. «Посещение малоизвестного народца сванетов было главной целью нашей поездки...», – читаем в их очерке.

    Наиболее заманчивым представлялся маршрут через труднодоступный Донгуз-Орун, но проводника найти было трудно. По данным отставного полковника Аглинцева, даже баксанцы редко посещали Сванетию, а из иностранцев преодолеть перевал удалось до этого лишь англичанину Фрешфильду и венгру Морицу фон Деши. И ученые, отчаявшись уже найти опытного проводника и, решив было ехать в Сванетию через Владикавказ, Тифлис и Кутаиси, стали готовиться к отъезду, как в Кисловодске судьба случайно свела их с Исмаилом Урусбиевым, часто навещавшим своих кисловодских друзей и вернувшего их к первоначальной задумке. Проблема сопровождения в горах, посещение отдаленных сел и уголков Кавказа, оказания квалифицированной помощи в восхождении на Эльбрус и другие вершины Центрального Кавказа занимала важное место и в организационных вопросах путешественников. Особую роль здесь играло гостеприимство, о котором писали многие авторы и которое нашло образное выражение в фольклоре и поэзии, преданиях и легендах. Дело в том, что в период феодализма оно имело свои особенности, выражавшиеся в том, что без него затруднено было путешествие по чужой территории. П. Зубов отмечал, что у адыгов проводник сопровождал гостя по всей территории племени, обеспечивая ему безопасность и необходимые условия для передвижения. И связано это было, по мнению М. Ковалевского и как уточняет В. К. Гарданов, с тем, что «гостеприимство в древности предполагало временную, а не постоянную охрану гостя-чужеплеменника хозяином».

    В Балкарии и других районах Северного Кавказа не было еще, как в Швейцарии, ремесла проводничества. Горцы рассматривали помощь, оказываемую ученым, чиновникам, путешественникам, альпинистам как долг гостеприимства, а в некоторых случаях – даже куначества. Некоторые из путешественников, часто бывавшие с горах, становились близкими друзьями балкарцев, карачаевцев, осетин, и их отношения считались на уровне родственных. Правда, в дореволюционной литературе почти не упоминается о куначестве между, например, представителями господствующих классов России и Западной Европы и простыми крестьянами-горцами или даже таубиями. Но, вчитываясь в их воспоминания, можно увидеть, что горцы вели себя с некоторыми из приезжих гораздо проще, чем с другими. И разница в том, что с кунаком они беседовали по всем интересующим их темам, проявляли «повышенный интерес к его делам» и принимали в них активное участие, что возможно, пишет В. К. Гарданов, по отношению только к кунаку.

    Кунаками балкарцев, чеченцев и осетин были и люди, приезжавшие в горские села по делам службы: чиновники, журналисты, топографы, землемеры, врачи.


    Предыдущая страница           Следующая страница
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • О Балкарии и балкарцах. Хранители народной памяти
  • О Балкарии и балкарцах. На рубеже двух эпох. Часть 7
  • О Балкарии и балкарцах. На рубеже двух эпох. Часть 6
  • О Балкарии и балкарцах. На рубеже двух эпох. Часть 5
  • О Балкарии и балкарцах. На рубеже двух эпох. Часть 1
  • О Балкарии и балкарцах. «У ПОДОШВЫ ЭЛЬБОРУСА». Часть 4
  • О Балкарии и балкарцах. «У ПОДОШВЫ ЭЛЬБОРУСА». Часть 3
  • О Балкарии и балкарцах. «У ПОДОШВЫ ЭЛЬБОРУСА». Часть 2
  • О Балкарии и балкарцах. Впервые с научными целями. Часть 1
  • О Балкарии и балкарцах. Предыстория вопроса


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015