Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Октябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 

    Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.51 Патриотическое / Воспоминания о Ленских событиях 1912 года

    Подошел к окну, которое за ночь сильно заледенело. Прогрев дыханием «глазок», я увидел на дворе только сияние месяца. Но потом, всмотревшись, разглядел на тропинке, которая вела к верхним баракам, группу людей. Некоторые стояли с ружьями, другие – с узелками и мешками за плечами. Тогда мне сразу стало все ясно: и музыка и эти люди. «Происходят аресты»,– мелькнуло у меня в голове и сразу прогнало остатки сна. Я бросился к комнате Вязового.– «Вениамин Васильевич, по нашу душу пришли»,– негромко сказал я ему. Затем вернулся в комнату Слюсаренко, разбудил его и Зеленко, потом – Лесного. Все они собрались в комнате Слюсаренко. Только здесь я почувствовал, что на ногах у меня нет сапог: они еще лежали на печке. Я стал доставать валяные сапоги. Правый – достал без приключений, но другой – завалился куда-то между печкой и стеной, и я его не мог отыскать. Пришлось надеть на одну ногу сапог, а на другую – только меховой чулок. Товарищи не дремали: выставив внутреннюю раму, они работали над второй, которая сильно промерзла. Кое-как и эту работу общими усилиями закончили.

    Дверь барака закрывалась изнутри щеколдой. А для того чтобы открыть дверь снаружи, не беспокоя жильцов, надо было тонкую жестянку засунуть в щель и приподнять щеколду. Где находилась жестянка, знали только свои. Вдруг слышим, кто-то со двора начал пробовать поднять щеколду. Впоследствии мы узнали, что наводчиком был наш заведующий мастерскими инженер Демут.

    Приход жандармов услышал мой Бойко, но прикосновение моей руки сдерживало его пыл. Но когда он увидел, что я перебегаю из комнаты в комнату и кричу, то поднял отчаянный лай: дружок мой был очень свиреп. Затем Бойко бросился по коридору в кухню,

    Этот лай и мои возгласы подняли всех обитателей барака. Стало ясно, что Слюсаренко, Зеленко, Лесному и мне надо немедленно уходить. Я тихо сказал Вязовому, что мы уходим и чтобы он следовал тоже нашему примеру. Но он замешкался – профессиональный подпольщик-большевик, он не мог допустить, чтобы его конспиративные документы достались жандармам, а спрятал он документы где-то под полом. И вот из-за этой задержки Вязовой был арестован.

    Когда вынули наружную раму, оказалось, что за окном намело огромный бугор снега. Но, наконец, и это препятствие преодолели.

    Когда мы покидали барак, слышали, как рвал Бойко непрошеных гостей. Затем в кухне раздался выстрел, другой, и все смолкло. Впоследствии узнали, что, пропустив Демута, которого собака хорошо знала, она яростно бросилась на Трещенкова, но тот отскочил и в пасть собаки попал лацкан шинели Преображенского, и этот «страж законности» пострадал. В собаку выстрелил Трещенков.

    Из окна мы вылезли на бугор с противоположной от жандармов стороны и двинулись в тайгу. Левая нога у меня была только в меховом чулке, а когда мы шли по лесу, я потерял и этот чулок. Так прошли версты две до Феодосиевского; в бараке, где старостой был Кудрявцев, мою ногу быстро привели в порядок.

    Едва мы ввалились в барак и сообщили о том, что произошло у нас в мастерских, как прибежал по нашему следу Бойко. Окровавленный, он бросился ко мне и, став на задние лапы, лизнул меня в лицо. У Бойко на животе была длинная, сантиметров в десять, рана. Прожил он с полчаса.

    Утром выяснилось, что у нас в мастерских были арестованы Будевиц, Вязовой, Марцынковский, Думпе, Розенберг, Журавов-Иваиов.

    Одним словом, Трещенкову не повезло: он не добился того, чего хотел. «Ареста стачкома» у него не вышло: один только Думпе состоял в ЦБ. Конечно, жалко было Вязового и Будевица – это были активные работники Центрального забастовочного комитета. Что же касается Журавова-Иванова, Розеяберга и Марцинковского (Марчинковский), то их роль в забастовке была более чем скромной .

    Немного позже выяснилось, что аресты были в эту ночь проведены не только в механических мастерских, но и на Нижних приисках. Так, на Васильевском были арестованы Соболев, Соломин и Герасименко. Это были действительно члены Центрального забастовочного комитета; на Андреевском был арестован один только Мимоглядов. Председатель приискового комитета и заместитель председателя ЦБ Зеленко, и член приискового комитета Романов, как известно, не ночевали у себя на прииске и поэтому не были арестованы. Избежал ареста и Быков – третий член забастовочного комитета на Андреевском прииске.

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.64
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.50
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.27
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.28
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.26
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.60
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.84
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.78
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.83
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.63


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015