Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Август 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 

    Брестский мир Патриотическое / Чичерин - дипломат ленинской школы

    Состояние войны с державами германского блока, чьи войска оккупировали значительную часть территории нашей страны, было крайне опасным: в случае возобновления военных действий российская армия, измученная тяжелой трехлетней войной, не смогла бы отразить наступление немцев.

    Подписав с Германией и ее союзниками 2 (15) декабря 1917 г. в Брест-Литовске перемирие, Советское правительство спустя несколько дней начало с ними переговоры о мире. Они продолжались с перерывами с 9 (22) декабря 1917 г. по 18 февраля (3 марта) 1918 г.

    Чичерин в Рапалло

    Германские империалисты, воспользовавшись трудным положением Советской республики, решили навязать ей грабительский мирный договор. В ходе переговоров делегации германского блока потребовали признать за Германией территории Польши, Литвы, значительную часть Латвии, Эстонии и Белоруссии. Отказ от принятия этих обязательств привел бы к возобновлению войны с немцами.

    Нависшая над страной смертельная опасность усугублялась еще тем, что группа так называемых «левых коммунистов» во главе с Бухариным выступила за разрыв переговоров с немцами и за объявление революционной войны.

    В. И. Ленин требовал на совещании членов ЦК с партийными работниками 8 (21) января 1918 г. немедленного заключения мира хотя бы и на предъявленных германским империализмом тяжелых условиях. «Перед социалистическим правительством России,— говорил он,— встает требующий неотложного решения вопрос, принять ли сейчас этот аннексионистский мир или вести тотчас революционную войну. Никакие средние решения, по сути дела, тут невозможны». Ленин доказывал, что, «заключая сепаратный мир, мы в наибольшей, возможной для данного момента, степени освобождаемся от обеих враждующих империалистских групп, используя их вражду и войну,— затрудняющую им сделку против нас,— используем, получая известный период развязанных рук для продолжения и закрепления социалистической революции». Однако Троцкий, Бухарин и их сторонники не поддержали В. И. Ленина, и его точка зрения не получила в тот момент большинства в Центральном Комитете.

    11 (24) января сторонники объявления «революционной» войны Германии — «левые коммунисты» — потерпели в ЦК провал, хотя большинство (9 человек) проголосовало за предложение Троцкого объявить войну прекращенной, армию демобилизовать, но мира не подписывать. В. И. Ленин добился, однако, решения ЦК о затягивании мирных переговоров. Тем временем обстановка в Брест-Литовске накалялась. Со дня на день можно было ждать германского ультиматума — либо дальнейшая война, либо аннексионистский мир.

    В конце января после 11-дневного перерыва мирные переговоры в Брест-Литовске возобновились. Советскую делегацию возглавлял Троцкий. Владимир Ильич дал ему совершенно определенную директиву. На VII съезде партии В. И. Ленин по этому поводу говорил: «...между нами было условлено, что мы держимся до ультиматума немцев, после ультиматума мы сдаем... Я предложил совершенно определенно мир подписать»

    Когда же 27 января (9 февраля) 1918 г. немцы предъявили нашей делегации ультиматум, Троцкий нарушил ленинскую директиву. На следующий день Владимир Ильич Ленин подтвердил по телеграфу указание подписать мир. Вопреки этой прямой директиве Троцкий заявил немцам, что, отказываясь от подписания аннексионистского договора, Россия объявляет состояние войны прекращенным и что российским войскам отдается приказ о полной демобилизации. В своих воспоминаниях Н. К. Крупская писала об этом предательстве Троцкого: «Любитель красивых слов, красивых поз, и тут он не столько думал о том, как вывести из войны Страну Советов, как получить передышку, чтобы укрепить силы, поднять массы, сколько о том, чтобы занять красивую позу: на унизительный мир не идем, но и войны не ведем. Ильич называл эту позу барской, шляхетской, говорил что этот лозунг — авантюра, отдающая страну, где пролетариат встал у власти, где начинается великая стройка, на поток и разграбление».

    Воспользовавшись заявлением Троцкого, Германия нарушила перемирие и 18 февраля начала наступление против наших войск по всему фронту. 19 февраля Советское правительство направило в Берлин протест по поводу возобновления военных действий и заявило о своем согласии подписать мир на тех условиях, которые были предложены Германией в Бресте.

    Предательские действия Троцкого привели к тому, что германские войска продолжали свое наступление и создали непосредственную угрозу Петрограду. Ультрареволюционная фраза, лишенная реального основания, едва не погубила великую революцию.

    Советское правительство призвало народ к защите социалистического отечества.

    Только 23 февраля был получен ответ Германии. Новые условия мира, предъявленные немцами, были более тяжелыми, чем те, которые отверг Троцкий. Германские империалисты предлагали принять эти условия в течение 48 часов и в трехдневный срок подписать мирный договор.

    В ночь на 24 февраля, на заседании ВЦИК, В. И. Ленин говорил: «...условия, которые предложили нам представители германского империализма, неслыханно тяжелы, безмерно угнетательские, условия хищнические. Германские империалисты, пользуясь слабостью России, наступают нам коленом на грудь. И при таком положении мне приходится, чтобы не скрывать от вас горькой правды, которая является моим глубоким убеждением, сказать вам, что иного выхода, как подписать эти условия, у нас нет»

    Доказывая опасность авантюристической политики «революционной войны», В. И. Ленин писал: «Надо воевать против революционной фразы, приходится воевать, обязательно воевать, чтобы не сказали про нас когда-нибудь горькой правды: «революционная фраза о революционной войне погубила революцию».

    В период переговоров о мире, происходивших до германского ультиматума, Г. В. Чичерин поддерживал постоянную связь с советской делегацией в Бресте, информируя ее о внутреннем положении в республике и переговорах, которые Советское правительство вело с представителями Антанты в России.

    29 января (11 февраля) 1918 г. В. И. Ленин подписал решение Совета Народных Комиссаров о передаче Г. В. Чичерину полномочий народного комиссара по иностранным делам в качестве временного заместителя. С этого времени начинается период непосредственной тесной работы Чичерина с В. И. Лениным. «Впервые я вошел с В. И. Лениным в контакт по внешней политике в период споров после германского ультиматума,— писал он.— Для всех нас перелом от прежних взглядов подпольной революционной партии к политическому реализму стоящего у власти правительства был чрезвычайно труден, и в момент моего первого разговора с Владимиром Ильичом я еще не успел подчиниться необходимости подписания «похабного» мира. Однако перелом во мне совершился, и я поехал в Брест-Литовск».

    В состав новой советской делегации, направляемой в Брест для подписания мирного договора с Германией и ее союзниками, утвержденной на заседании ЦК РСДРП (16) 24 февраля 1918 г. Чичерин был включен по предложению В. И. Ленина. В тот же день Владимир Ильич выдал ему и другим членам делегации (Г. Я. Сокольникову, Г. И. Петровскому и Л. М. Карахану) полномочия Совета Народных Комиссаров на подписание от имени РСФСР мирного договора с Германией. В качестве консультанта был включен Б делегацию А. А. Иоффе.

    Обстановка в Петрограде была тревожной. На заводах и фабриках происходили митинги. Гудели призывные сирены. Повсюду раздавались возгласы: «Революция в опасности! К оружию!»

    Отъезд делегации был назначен на 8 часов вечера 24 февраля. Но ранее часа ночи выехать не удалось: делегация формировалась в крайней спешке, и в самый последний момент делались некоторые перестановки и замещения в ее составе.


    Предыдущая страница           Следующая страница
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Первые месяцы в Наркоминделе
  • Годы иностранной интервенции и гражданской войны
  • В борьбе с попытками создания единого фронта против СССР
  • Возвращение на родину
  • Вступительная статья
  • Генуя
  • Рапалльский договор
  • Лозаннская конференция
  • Политика мира и дружбы со странами Востока
  • Год признаний


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015