Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Август 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 

    Вооруженное восстание Патриотическое / Камо

    Боевые события декабря 1905 года в Москве дали мощный толчок дальнейшему подъему революционного движения в Грузии. Вслед за началом политической забастовки московских рабочих, в Надзаладеви и в других районах Тифлиса прошли массовые митинги и собрания рабочих. Было решено начать всеобщую политическую забастовку. Под руководством Кавказского союза РСДРП и его местных комитетов в городах были организованы забастовочные комитеты. На объединенном собрании обеих фракций РСДРП в Тифлисе было создано Центральное стачечное бюро (Комитет). От большевиков в него входили М. Цхакая, С. Шаумян, Ф. Махарадзе, Ш. Элиава, И. Кора (Санжур) и другие.

    12 декабря началась всеобщая забастовка железнодорожных и фабрично-заводских рабочих, к которой присоединились рабочие и служащие почты и телеграфа, городской управы. Стачечное бюро взяло в свои руки управление почтой и телеграфом, установило свой контроль на железной дороге. На улицах Тифлиса патрулировали боевые рабочие дружины. Начались вооруженные столкновения.

    Царские власти сосредоточили в Тифлисе большое количество войск, использовали все силы для подавления забастовки и вооруженного восстания. Казачьи части заняли железнодорожную станцию и депо. Город был объявлен на военном положении. Созданный под руководством Кавказского союзного комитета штаб вооруженного восстания находился в Надзаладеви. Он объединял и направлял действия боевых дружин. Этот крупнейший рабочий район Тифлиса оказался полностью в руках восставших рабочих. Возглавлял их Камо. Власти сосредоточили здесь главные силы. Они применяли против восставших даже артиллерию.

    19 декабря Стачечное бюро выпустило листовку, в которой говорилось: «...Вчера утром казачьи банды обложили Нахаловку, поставили на позиции пушки, приготовились уничтожить гранатами целое население... Царскому правительству не удалось разоружить социал-демократию, ему удалось захватить десяток ружей и бомб из имеющихся сотен. Как дикие звери набросились казаки на товарищей рабочих. Девять убито, двое ранено»

    В этой схватке погибли Г. Джаши, М. Каладзе, Т. Лазаришвили, И. Нинидзе, В. Тварадзе, В. Хуцураули, П. Цинцадзе, Г. Элиава, Г. Двали. Среди раненых был Камо, получивший пять ран. Он заполз в канаву и притаился, но казаки обнаружили его и сначала хотели на месте прикончить, но потом решили предварительно допросить. Злобно издеваясь, один казак пригрозил отрезать ему нос. Камо впоследствии признавался, что опасность лишиться носа показалась ему страшнее смерти. И не столько потому, что это обезобразило бы его лицо, а главным образом потому, что это лишило бы его возможности заниматься конспиративной работой. С такой «особой приметой», говорил он, «невозможно было бы скрываться от полицейских ищеек».

    Казаки приволокли Камо в какой-то дом и в течение нескольких часов жестоко истязали его. Но Камо ни на миг не терял самообладания. Он прикинулся простачком-крестьянином, случайно попавшим в этот день в Нахаловку. Палачи повесили Камо и вынули из петли, когда он уже начал корчиться в предсмертных судорогах. Едва придя в себя, Камо продолжал разыгрывать роль простачка:

    — Ничего не знай, я крестьян, бунт не знай! — твердил Камо, сознательно коверкая русскую речь.

    — Все равно смерти тебе не миновать, лучше всю правду скажи,— добиваются казаки. И пытка начинается снова.

    Камо заставили рыть себе могилу. А он, будто ничего не понимая, с видимым усердием и удовольствием орудует лопатой, бормоча, что это его любимое, привычное дело — землю копать.

    Озверевшие палачи вторично вздернули Камо к потолку, но он незаметно просунул в петлю подбородок и веревка не сжимала его горла. Веревка, не выдержав тяжести, оборвалась, Камо рухнул на пол и потерял сознание.

    Палачи начали сомневаться, действительно ли это участник восстания. Истерзанного, окровавленного, они повели его в Метехскую тюрьму. Прохожие в ужасе шарахались— так страшен был вид Камо. С. Я. Аллилуев так описывает это жуткое зрелище:

    «...Я вышел на улицу и через некоторое время увидел шедший со стороны Нахаловки небольшой отряд пехоты. Когда отряд приблизился, я заметил, что впереди отряда находились двое арестованных...

    Вдруг второй арестованный повернулся в мою сторону, и я увидел его лицо, покрытое сгустками запекшейся крови. Я вздрогнул: это был Камо».

    Вооруженное восстание на Кавказе было подавлено. Свою радость по этому поводу царь Николай выразил в телеграмме от 28 декабря 1905 года своему наместнику графу Воронцову-Дашкову:

    «С чувством полного удовлетворения прочел я ваше последнее телеграфное донесение о мерах, принятых вами для подавления мятежного движения на Кавказе».

    Верный слуга царя старался изо всех сил. Метехская и другие тюрьмы были переполнены. Следственные власти не успевали оформлять дела на всех тех, кого в эти дни полицейские и жандармы хватали где попало.

    Многих из арестованных, в том числе Камо, продолжавшего разыгрывать простачка, долго не вызывали на допрос. А полиция повсюду усердно разыскивала Камо, слава о подвигах которого широко распространилась в народе.

    В официозной газете «Кавказ» появилось объявление:

    «На основании статей 846, 847, 848 и 951 уст. уголовного судопроизводства, по определению тифлисской судебной палаты, отыскивается житель и уроженец города Гори, Тифлисской губернии, из духовного звания, Симон Аршаков Тер-Петрусов. обвиняемый в государственных преступлениях, предусмотренных 318 и 252 статьями Уложения о наказаниях. Приметы отыскиваемого: 22 лет отроду, роста среднего, волосы на голове темнорусые, усы только что пробиваются, бороды нет, глаза светлокарие, рот, нос умеренные, лицо чистое, особых примет нет. Всякий, кому известно местопребывание Симона Тер-Петрусова, обязан указать судебной палате, где он находится. Установления, в ведомстве которых окажется имущество отыскиваемого, обязаны отдать его в откупное управление»

    А в это время Камо сидел в тюрьме и лихорадочно искал способа побега.

    В первый же день он познакомился здесь с молодым революционно настроенным парнем Шаншиашвили, арестованным без всякого серьезного повода. Как в городе, так и в тюрьме у многих на устах было имя Камо. Шаншиашвили тоже с восторгом рассказывал товарищам, в том числе и самому Камо, все. что он слышал об этом отважном человеке.

    Поверив в искренность и порядочность Шаншиашвили, Камо решил бежать из тюрьмы при его помощи. Улучив момент, он сказал ему:

    — Я Камо, и только ты можешь спасти меня. Если меня узнают, то повесят, обязательно повесят. Давай мы с тобой обменяемся одеждой. Меня в лицо здесь не знают, а ты немногим младше меня. Тебя на днях освободят. Давай я временно стану Шаншиашвили и уйду из тюрьмы вместо тебя. А через несколько дней ты заявишь, что ты — Шаншиашвили. Они тебя накажут только за то, что ты помог уйти какому-то неизвестному человеку,— это не страшно! А я спасусь от смерти и буду продолжать революционную борьбу.

    Гордый сознанием, что он может спасти легендарного Камо, Шаншиашвили принял предложение.

    И вот через несколько дней Шаншиашвили вызывают в канцелярию. Вместо него пошел переодетый Камо. Со всеми подробностями Камо-Шаншнашвили рассказывает следователю, как он, ученик аптекаря Рухадзе, шел после дежурства в аптеке на свидание с невестой и неожиданно попал в перестрелку. Испугавшись, он, дескать, побежал, упал и расшиб себе голову об острые камни. Поэтому и голова у него перевязана. Следователю надоело слушать.

    — Вы знаете Камо?— строго перебил он.

    — Кама? Очень даже знаю! А кто не знает кама?

    — Где же вы его видели, когда?— обрадовался следователь.

    — Везде видел кама, всегда видел кама. Очень вкусная трава, хорошая зелень!

    Такого «бестолкового» парня следователю не приходилось видеть! И через несколько дней Камо-Шаншиашвили вышел из ворот тюрьмы.

    Но свободы еще не было; Камо сопровождал городовой, которому приказали доставить его в тот полицейский участок, где был прописан Шаншиашвили, и сдать там под расписку. Это грозило большими неприятностями, но Камо не растерялся. Он уговорил городового пустить его одного на извозчике, чтобы знакомые не видели его вместе с полицейским и «не подумали о нем плохо». Наивный городовой согласился. Он усадил Камо на извозчика, а сам отправился на трамвае. И Камо, конечно, скрылся, да так, что даже извозчик не заметил его исчезновения.

     

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Организатор боевых дружин
  • Вступление
  • За Лениным — твердо, на всю жизнь
  • Профессиональный революционер
  • Первые года жизни и начало революционной борьбы


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015