Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Сентябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 

    Первые года жизни и начало революционной борьбы Патриотическое / Камо

    Камо — Семен Аршакович Тер-Петросян родился 15 мая 1882 года в городе Гори, Тифлисской губернии. В детство это был шаловливый, исключительно подвижной и несколько неуравновешенный ребенок. Как и другие мальчики дореволюционных провинциальных городов, он любил кулачные бои, рыбную ловлю, отличался неугомонными шалостями. В то же время, как рассказывают родные, Семен был мастером на все руки. Он сам придумал и сделал ручную мельницу, заново отстроил курятник, очень ловко выкопал во дворе канавку для стока дождевой воды.

    Семен долго не мог втянуться в систематическую учебу. Лет семи он начал заниматься с учительницей, которая помогла ему овладеть русским языком. Потом по совету дедушки-священника его собрались послать в Лазаревский институт в Москве. «Но,— вспоминал Семен,— матери не хотелось со мной расставаться, и меня отдали в городское армянское училище».

    На всю жизнь сохранились у Семена тяжелые воспоминания об отце — Аршаке Тер-Петросяне, горийском мясоторговце. Мать Семена, сам он и четыре его сестры постоянно страдали от несправедливости и жестокости этого малокультурного и крайне реакционно настроенного человека.

    — Ни к черту негодный мальчишка,— говорил Аршак про Семена,— ничего не делает и водится с самыми плохими (т. е. с беднотой).

    В противоположность отцу, мать Семена — Маро была женщиной доброй, сердечной, всегда готовой помочь нуждающемуся. Семен был ее неизменным поверенным и соучастником в делах благотворительности, которая осуществлялась тайно от отца. Маро горячо любила всех своих детей, но первенец Семен, или Сенько, был ее кумиром.

    «На безграничную любовь матери мальчик отвечал глубокой привязанностью и, будучи частым свидетелем грубого и оскорбительного обращения отца с нею, всей душой негодовал на обидчика. Он был наблюдателен и смышлен и отлично замечал разницу между приемом, который отец оказывал богатым гостям и бедным родственникам, а также весьма критически относился к швырянию отцом денег, чтобы пустить пыль в глаза, в особенности сравнивая эти расходы со скромными дарами, которые его матери едва-едва удавалось отделять для бедняков. Сенько любили и очень баловали все домашние, кроме отца, преследовавшего его за необузданный и независимый характер:

    — Кто здесь хозяин? Я или этот тигренок? — говорил он с досадой.

    Постепенно между отцом и сыном установились более чем холодные отношения»

    В старших классах у Семена проявился интерес к истории, географии. Он увлекался рассказами об Александре Македонском, Цезаре, Камбизе, Дарии, Наполеоне.

    «Я очень любил историю Греции, и эта любовь сохранилась надолго после. Когда я был в 1912 году в Греции, то с бесконечной любовью осматривал ее, любовался развалинами и несколько раз посещал Парфенон».

    Усиленно занимался он географией и мечтал о путешествиях, хотел видеть Париж, объехать вокруг света. «Что это за человек, который не объехал всего мира!»— говорил он.

    В детстве Семен зачитывался Майн-Ридом. Любил и с увлечением читал Пушкина.

    Лет в пятнадцать он познакомился с земляками-студентами, к которым стал питать симпатию.

    В 1898 году Семена «за дурное поведение» исключили из школы. Главная вина его состояла в том, что он изводил учителя «закона божьего» такими, например, вопросами: действительно ли был Христос и верно ли то, что он сходил с небес на землю?

    После исключения из школы Семен поехал в Тифлис к своей тетке Елизавете Андреевне Бахчиевой.

    Разгульный образ жизни и мотовство отца привели семью к полному разорению. Тяжело заболела мать, и Семен вернулся домой. Вскоре мать умерла.

    «Это было для меня большое горе, я очень ее любил,— вспоминал Камо.— Все, что мы имели, мы потратили на ее лечение. Нам не на что было купить ей гроб.

    Похоронив мать, Семен вместе с сестрами переехал в Тифлис к тетке.

    В 1901 году, когда Семену было уже 19 лет, он решил поступить в армию в качестве вольноопределяющегося. Для этого надо было сдать экзамен. К нему пригласили учителя — земляка-горийца, и этим учителем оказался И. В. Джугашвили.

    «К экзамену меня готовил Сталин,— вспоминал Семен.— Он мне во время занятий раз сказал: «Самое большое из тебя выйдет офицер; лучше оставь эту подготовку, займись другой работой, а пока побольше читай». Он мне давал литературу. Помню, мне очень понравились углекопы Золя, в особенности Жан».

    Одно время, как говорит сам Камо, у него были националистические настроения, но под влиянием бесед со своими учителями и сознательными рабочими он стал социалистом.

    Е. А. Бахчиева хотела, чтобы Семен поступил на учебу в Тифлисскую армянскую семинарию. Она наняла еще учителей. Один из них, старый социал-демократ Г. Годзнев, в своих воспоминаниях о Камо много лет спустя писал:

    «Мы занимались по русскому языку и арифметике. У меня часто бывали товарищи, в числе их и тов. Сталин, которые говорили о социализме, о революции, о свержении царизма и т. д. Камо жадно прислушивался к этим разговорам...

    Камо нашел свою родственную стихию в лагере социалистов. С этого же времени мы, конечно, перестали заниматься «казенными предметами». Началось втягивание Камо в революционную работу».

    Семен не переставал думать о причинах тяжелой жизни большинства окружавших его людей. Он никак не мог забыть смерти матери. «Наше трагическое положение казалось мне естественным в буржуазном строе,— писал он.— Только при таком строе возможны эти катастрофы. Вот теперь у меня четыре сестры,— рассуждал я,— и я трудом своим устрою им хорошую жизнь. Но кто мне гарантирует, что когда они будут умирать, то на гроб у них будут деньги? Лучше я стану профессиональным социалистом...»

    Семен бесповоротно пошел по новому жизненному пути, став одним из рекрутов, завербованных в великую революционную армию. На заре жизни юноша с чистой душой поклялся посвятить себя делу борьбы за осуществление коммунистических идеалов. «Пока моя голова на месте, я не струшу»,— говорил Семен одному из своих первых партийных учителей, Захарию Чодришвнли. И до конца, до последнего вздоха он оставался активным, самоотверженным бойцом коммунистической партии, непоколебимым ленинцем.

    «У этого человека,— говорил Орджоникидзе,— не было ничего для себя. Он не имел ни семьи, ни очага. Он едва ли знал в некоторые минуты своей жизни, где его родные и что с ними. Но он всегда знал все, что касалось партии и ее дел».

    Еще в юности приобрел Семен новое имя, родившееся из дружеской шутки и закрепившееся за ним навсегда. Старые товарищи рассказывали, что на уроках в школе Семен слово «кому» произносил как «каму», «камо». И поэтому товарищи стали звать его «Камо».

    Сам Камо на одном из политических допросов в 1909 г. о происхождении своего нового имени говорил: «Еще тогда, я учился в горийском городском училище, меня товарищи в насмешку называли «Каму» за то, что я неудачно отвечал один раз по-русски, на вопрос учителя вместо «чему», я сказал «каму»»

    Так новым именем Семена Аршаковича Тер-Петросяна стало Камо — имя, которое он полюбил и прославил. Многие знали и знают его только под этим именем.

    Партийную работу Камо начал в 1901 году в Тифлисе, когда царское правительство, встревоженное ростом революционной борьбы закавказского пролетариата, усиливало репрессии, рассчитывая таким путем остановить революционное движение. Тифлисские социал-демократы от узкой кружковой пропаганды уже перешли к массовой политической агитации. Развертывалась огромная революционно-пропагандистская и организационная работа по созданию нелегальной социал-демократической партии.

    «...Чтобы вести систематическую борьбу против правительства,— учил В. И. Ленин,— мы должны довести революционную организацию, дисциплину и конспиративную технику до высшей степени совершенства». Партии нужно, говорил он, иметь «испытанных, профессионально вышколенных не менее нашей полиции, революционеров...».

    В соответствии с личными качествами и способностями Камо, ставшего сознательным революционером, Тифлисский комитет поставил его на конспиративную партийно-техническую работу. Эта работа, как говорил В. И. Ленин, требовала «гораздо большей выдержки, гораздо больше уменья сосредоточиться на скромной, невидной, черной работе, гораздо больше истинного героизма, чем обыкновенная кружковая работа».

    Проходя суровую школу конспиративной работы, Камо выполнял вначале мелкие поручения: разносил письма, книги, прокламации; организовывал нелегальные библиотеки; извещал товарищей о месте и времени собраний.


    Предыдущая страница           Следующая страница
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Профессиональный революционер
  • Вступление
  • Вооруженное восстание
  • За Лениным — твердо, на всю жизнь
  • Организатор боевых дружин


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015