Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • Гигиена массового спорта. Глава II. Рациональный суточный режим
  • Горная болезнь. История изучения
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • Этажи леса
  • Климат и погода горных районов
  • Сон в новогоднюю ночь
  • Пастухов Андрей Васильевич, великий топограф
  • «    Январь 2021    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.17 Патриотическое / Воспоминания о Ленских событиях 1912 года

    Внутри казармы по стенам были устроены нары, по углам кое-где были маленькие каморки для семейных. Стены каморок до потолка не доходили, дверное отверстие завешивалось какой-нибудь тряпкой. Так как с потолка казармы, сделанного из рассохшегося леса, постоянно сыпалась земля, над каморкой, или «просечкой», как ее называли, необходимо было подвешивать ситцевый «потолок». В такой «просечке» две нары с наваленным на них тряпьем, над нарой – полки для имущества, а то и детская люлька. На одной наре, размером около 1,5 метра длины и около 0,5 метра ширины, помещался холостой рабочий, «сынок», а на другой вся семья. Те семейные, которые жили в «просечках», считали себя счастливыми: они хоть немного были прикрыты от чужих глаз. Часто же и этого не было: нередко вся семья ютилась на койке среди холостых. Жена, чтобы повысить бюджет семьи, брала на свое попечение холостого рабочего, «сынка», готовила ему, стирала. Все это не могло не отражаться на семейном укладе. Когда началась забастовка 1912 г., рабочие одним из требований выдвигали необходимость разделить в казармах семейных и холостых.
    Казармы были всегда переполнены. Рабочие жили и в коридорах.
    Отоплялась казарма стоящей посередине плитой с железной трубой. Такая плита приносила жильцам подчас вреда больше, чем пользы. Зимой тепла было мало, причем оно держалось вблизи плиты, а у нар было холодно, так что мокрые сапоги под утро примерзали к полу. Летом, от плиты, на которой происходила непрерывная стряпня, стирка, в казармах было невыносимо душно и жарко. Плита была центром казармы, это была общая кухня, прачечная, сушильня. На плите всегда стояли котелки с пищей, парилось белье, на жердях и веревках сушились пеленки, портянки, валенки, мокрая
    рабочая одежда. Густые испарения от плиты соединялись с испарением тел. В казармах стояла нестерпимая духота. Под ногами бегали и ползали дети. А взрослые – мужчины и женщины, семейные и холостые, больные и здоровые, пьяные и трезвые – все были в