Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Декабрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.66 Патриотическое / Воспоминания о Ленских событиях 1912 года

    Получаемые телеграммы ЦБ размножало (у нас уже работала неплохая «техника», ее организатором был Черепахин) и копии передавало в тот же день по приискам.

    И вот в бараке староста читает, бывало, послания ленским рабочим из далеких центров.

    «Погоди, погоди, не тарахти, читай медленнее, мы еще не записали»,– кричат рабочие, записывающие «для себя» текст телеграмм. После на приисках были заведены переписчики телеграмм. А копии, ходившие по рукам, зачитывались «до дыр», как самые «горячие» прокламации.

    Лучшим доказательством того, что расстрел 4 апреля был произведен по приказу свыше, является тот факт, что Трещенков сначала не только не был отдан под суд, но даже был оставлен на приисках. Чувствуя за собой поддержку высшего начальства, этот палач держал себя нагло и вызывающе, ругал рабочих площадной бранью, угрожал, что придет в бараки с солдатами и будет

    расстреливать, не щадя ни женщин, ни детей, если рабочие не выйдут на работу через два дня. Но и эта угроза не помогла ему: рабочие на работу не вышли.

    Утром 5 апреля вышедшие на улицу рабочие могли прочесть расклеенные на стенах бараков объявления Трещенкова. Там говорилось, что «отныне все переговоры запрещены», что им, начальником полиции Витимско-Олекминского района, «никоим образом не будут допущены какие-либо насилия, разгромы магазинов, поджоги, порча разного рода механизмов». Этим палач хотел свое кровавое злодейское дело 4 апреля свалить на рабочих. Ведь если были насилия, грабежи, разгромы магазинов и т. д., то расстрел оправдан. Но это была явная ложь. Даже исправник Галкин и окружной инженер Александров засвидетельствовали, что такой организованной забастовки они еще никогда не видели. Ротмистр пугал рабочих: «Сборища, хождение с прииска на прииск воспрещаются и будут мною рассеиваться беспощадно». Далее он призывал: «Прошу не слушать главарей, подбивающих вас на противозаконные выступления». В случае если будут у рабочих «какие-либо экстренные нужды, то таковые должны представляться мне двумя уполномоченными, но, отнюдь, не агитаторами».

    8 апреля «в ограде сгоревшей в 1904 г. Прокопьевской церкви (около Громовского прииска)» происходили похороны жертв расстрела. К шести общим братским могилам, глубиной до двух сажен, было подвезено 156 гробов. Семь гробов по просьбе семей погибших были зарыты в отдельную могилу. Кроме того, несколько человек были похоронены в этот же день на магометанском кладбище, 9 и 10 апреля похороны продолжались, было совершено еще 55–60 погребений. На отдельные похороны (по 1 – 3 умерших) происходили почти каждый день до самого конца эвакуации рабочих.

    Во время похорон к могилам допускались только родные убитых и по два человека к каждому убитому, у которого не было родных.

    Большевистская газета «Звезда» писала: «...Горы, тайга, сиротливо кругом. Лишь ветер свистит на просторе, шелестя никогда не скошенной травой. А вокруг, куда ни взглянешь,– кругом строгие братские могилы рабочего кладбища. Здесь нашли вечный покой только люди мозолистых рук. И легче на сердце, что нет здесь чужих, нет мраморной сытости и гранитного тщеславия.

    Простые насыпи братской могилы крепче будут жить в памяти поколений рабочего класса, чем мрамор, гранит и бронза...»

    7 апреля Иркутский губернатор Бантыш телеграфировал Трещенкову: «Вне зависимости от оценки ваших действий, необходимо воспользоваться переломом настроения и арестовать всех лиц, подлежащих уголовной ответственности».

    Вышестоящие власти требовали полного подавления забастовки. Поэтому ротмистр «старался»: с 15 апреля по 5 мая он «подчищал» прииски. За это время были арестованы депутаты рабочих: Самойлов, Корнев, Беспальченко, Подзаходников, Романов, Сборенко, Нестеренко, Быков, Лебедев, Баташев.

    14 апреля мне пришлось по поручению ЦБ послать следующую телеграмму-протест министру внутренних дел, министру юстиции, в Государственную думу и в Иркутск генерал-губернатору: «Администрация отобрала у фотографов негативы съемок картин расстрела. Ротмистр Трещенков является в казармы, угрозами принуждает нас к работе.

    ...Предварительное следствие о действиях Лензото и о расстреле рабочих 4 апреля производится лицами, причастными к расстрелу. Ходатайствуем: 1) о поручении следствия другому лицу, не причастному к расстрелу; 2) сохранения негативов и 3) ограничения прав ротмистра. Раненый рабочий Лензото Михаил Лебедев».

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.53
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.65
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.47
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.38
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.52
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.70
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.80
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.63
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.69
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.55


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015