Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • Гигиена массового спорта. Глава II. Рациональный суточный режим
  • Этажи леса
  • МИНЕРАЛЬНЫЕ ВОДЫ КУРОРТА НАЛЬЧИК
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Неплохая карта Эльбруса и части Приэльбрусья. Масштаб 1:100 000
  • Карта маршрута "Путешествие вокруг Эльбруса". Масштаб 1:100 000
  • Горная болезнь. История изучения
  • Краски из растений
  • ПОДВИЖНЫЕ ИГРЫ. ЛЕТНИЕ ИГРЫ. Стр 26
  • «    Февраль 2024    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    26272829 

    Первые года жизни и начало революционной борьбы Патриотическое / Камо

    Дальше задания становились все сложнее и сложнее. Тифлисский комитет привлек Камо к подготовке и проведению знаменитой первомайской демонстрации, состоявшейся 5 мая (22 апреля по старому стилю) 1901 года в Тифлисе. На улицы города вышло три тысячи рабочих. Красное знамя впереди демонстрации нес коренной тифлисский пролетарий, революционный социал-демократ Аракел Окоев (Окуашвили), а главным его помощником был Камо.

    Газета «Брдзола» об этой демонстрации писала: «22 апреля в Тифлисе, в самом центре города, в полдень, на глазах у большого количества собравшихся людей, взвилось красное знамя — рабочее международное революционное знамя, украшенное портретами великих учителей — Маркса и Энгельса, с их прославленным девизом: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Как только взвилось знамя, раздались смелые возгласы: «Да здравствует политическая свобода!», «Долой тиранию!» и т. д.»

    Против демонстрантов были двинуты солдаты и полиция. Упорное сопротивление безоружных рабочих было сломлено. Почти все арестованные во время демонстрации после полуторагодичного заключения, без суда и следствия были сосланы в отдаленные местности России.

    Тифлисский комитет посвятил этой демонстрации специальную прокламацию, в которой прославлялись ее участники. «Рабочие, герои! — говорилось в прокламации,— ...22 апреля вы приобрели сочувствие всего общества, всего народа. 22 апреля вы выросли не только в глазах Кавказа, но и всей России... Вашу храбрость прославляют все. Сила вашего духа приводит в изумление все общество. Ваша решимость поражает правительство!.. Да здравствуют тифлисские рабочие! Да здравствуют герои 22 апреля! Долой тиранию!»

    Демонстрация 22 апреля сыграла огромную роль. Ленинская «Искра» считала ее событием, «исторически знаменательным для всего Кавказа». С этого дня, писала «Искра», на Кавказе начинается открытое революционное движение.

    До конца жизни гордился Камо тем, что на заре своей революционной деятельности ему довелось принять участие в этом славном выступлении героического тифлисского пролетариата.

    Гордился он и своим участием в издании и распространении большевистской печати. Известно, что царская полиция с особенной тщательностью разыскивала нелегальные типографии, вылавливала распространителей подпольной литературы. Камо и его товарищам, поставленным на этот трудный и опасный участок партийной деятельности, приходилось всячески изворачиваться, прибегать к самым разнообразным приемам, пользоваться всевозможными средствами, чтобы донести слово партии до рабочего класса, до народа.

    Как-то понадобилось перебросить подпольную типографию из одной квартиры в другую. Дело было рискованное, опасное, требовало большой осторожности и ловкости. По переулкам и закоулкам Камо сумел незаметно перенести шрифты и оборудование.

    Друзья и товарищи поражались той неистощимой энергией и неподражаемой изобретательностью, с которыми Камо выполнял труднейшие партийные задания.

    В 1903 году Тифлисский комитет поручил ему организовать нелегальное печатание партийной литературы. Вместе с наборщиком Тиграном Вахтанговым они достали шрифт, типографские принадлежности и организовали подпольную типографию. Летом, во время всеобщей южной забастовки, в этой типографии было отпечатано 25 тысяч экземпляров прокламаций: «Что нужно знать и помнить каждому рабочему», «Государственная казна, или хитрая механика», «О восьмичасовом рабочем дне» и другие.

    Чтобы незаметно вынести из типографии прокламации, Камо переодевался приказчиком и, взвалив на плечи тюк литературы, заходил с ним в ближайший кабак. «Садился в зал и смотрел, если нет никого, не смотрят шпики, проносил благополучно домой. Я всегда оставался незамеченным» — рассказывал Камо.

    В феврале 1903 года в Тифлисе подготавливалась политическая демонстрация, но незадолго до намеченного дня группа ее организаторов была арестована. Демонстрацию пришлось отложить на несколько дней. Камо еще не был на подозрении у полиции, и Тифлисский комитет привлек его к подготовке демонстрации. Как рассказывает Камо, он при обсуждении вопроса о том, чем отвлечь внимание полиции от демонстрации, выдвинул следующий план: «Предложить крестьянам наловить много ворон и за ноги привязать папиросную бумагу с надписью: «Долой самодержавие!» Полиция, увидя ворон с красными бумажками, растеряется, начнет по ним стрелять и даст,— говорил Камо,— нам возможность подольше продержаться на улице». Этот план не был принят. Чтобы отвлечь внимание полиции, решили купить детские воздушные шары и к ним привязать такие бумажки. Когда Камо с детским шаром проходил мимо полицмейстера, он строго приказал ему убираться с улицы, грозя арестом. Но Камо пошел домой, переоделся и опять вышел на улицу. В это время несли покойника. Внимание полицейских было отвлечено. Камо воспользовался этим и вынул заранее приготовленное красное знамя, прикрепил его к тут же сломленному молоденькому деревцу и поднял над головами. Начался переполох. Полиция хватала участников демонстрации, но Камо удалось скрыться.

    Тифлисский комитет поручил Камо отпечатать и распространить прокламацию «Ко всем гражданам». Часть готовых листовок Камо передал членам молодежной группы при комитете партии, чтобы рассовать их по подъездам, раздать рабочим и т. д. Остальные он решил разбросать во время спектакля в театре Тифлисского артистического общества. Это было 19 февраля 1903 года. Ставили трагедию Шекспира «Гамлет».

    «Я забрался на галерку,— рассказывает Камо,— и ждал до того момента, когда Гамлет увидит тень своего отца, когда все внимание публики всецело будет направлено на сцену. В этот момент я швырнул пачку прокламаций в 500 штук по направлению к центральной люстре, и они полетели, как белые лебеди. Произошел большой переполох, публика начала хватать прокламации, а жандармский ротмистр, известный своей свирепостью, ходил и отбирал у публики прокламации, и от одной светской дамы он чуть не получил пощечину, она ему с ненавистью говорила:

    — Вы, блюститель порядка, почему же вы это допустили? Раз вы допустили бросание прокламации, то дайте их прочитать!

    Я, пользуясь суматохой, ускользнул из театра, перешел через улицу, остановился на Головинском проспекте и стал наблюдать, как полиция всех обыскивала и подозрительных людей арестовывала. Я наблюдал и смеялся над глупостью полиции. Потом я отправился в дом Аршака Зурабова, где было много других товарищей, и рассказал им обо всем. Они хлопали меня по плечу и называли героем дня. Эта похвала товарищей была приятна и доставила большое удовольствие. Такие штуки в театрах были повторены мною в продолжение года много раз, и всегда мне удавалось благополучно удрать».

    Интересный случай произошел во время распространения первомайских прокламаций. «Мы,— вспоминал Камо,— с одним товарищем взяли прокламации, и товарищ обещал их бросить в Казенном театре. В тот вечер ставили «Ромео и Джульетту», на спектакле присутствовал помощник главнокомандующего Голицына Фрезе. Первый акт кончился, начался второй, товарищ все медлил бросить прокламации. После второго антракта я не вытерпел, отнял у товарища 500 штук прокламаций и бросил их, причем одна пачка попала в голову Фрезе, что вызвало у него сильное бешенство. Полиция и жандармерия с яростью начали аресты... Я же и в этот раз спасся...»

    В этот период Камо близко познакомился с юношей Серго Орджоникидзе, который помогал ему разбрасывать листовки в подъездах домов, в школах, на предприятиях, в театрах. Полиция охотилась за ними, шпики бегали по пятам. Но Камо и Серго ловко избегали ареста. «Работа с Камо чрезвычайно много дала Серго, и прежде всего она научила его конспирации. Впоследствии Серго часто и с благодарностью вспоминал своего учителя»,— рассказывает Орджоникидзе в своей книге «Путь большевика».


    Предыдущая страница           Следующая страница
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Вооруженное восстание
  • Организатор боевых дружин
  • За Лениным — твердо, на всю жизнь
  • Профессиональный революционер
  • Вступление


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2019