Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Октябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 

    За ленинское единство Патриотическое / Косиор С.В.

    Морозным декабрьским днем приехал Станислав Викентьевич в Москву на XIV съезд партии.

    Это было сложное время. На Западе — спад революционного подъема. «План Дауэса» обеспечил прилив золота германским монополиям. Локарнские соглашения предусматривали «гарантии» западных границ по Рейну За два с небольшим годаи возрождали в новых условиях идею «Дранг нах Остен». Империалистами делалась ставка на то, что неверие в возможность строительства социализма в СССР, распространяемое троцкистами и «новой оппозицией», сорвет политику индустриализации и поможет превратить нашу страну в аграрно-сырьевой придаток капиталистического мира. В Советской стране пытались закрепиться нэпманско-кулацкие элементы.

    В простреленных пулями, обожженных у костров гражданской войны шинелях, вчерашние бойцы искали своего места в жизни. Они учились на рабфаках, стояли в очередях на биржах труда, овладевали мирными профессиями, сменив винтовки на труд у станков, в учреждениях, в сельском хозяйстве. Многих тревожила мысль: куда пойдет страна дальше? Как строить новую жизнь, о которой мечтали в походах, боях, на коротких солдатских стоянках?

    Партия жила стремлением развернуть социалистическое наступление, отразить атаки империалистов, разбить усилия внутренних врагов социализма — нэпманско-кулацких элементов — помешать строительству новой жизни, осуществлению ленинских заветов. Этими стремлениями партии жила ленинская гвардия, жил и один из ее представителей делегат XIV съезда Косиор.

    За несколько дней, оставшихся до открытия съезда, он успел отчитаться в ЦК о своей работе в Сибири и даже выбрал время побродить по Москве. Спекулятивный туман нэпа обволакивал ее улицы и площади. Круглые сутки бесновалась Сухаревка. Косиор смог убедиться, что не только на него, приезжего, но и на москвичей, особенно на рабочих и рядовых служащих, признаки оживления буржуазии производили угнетающее впечатление.

    —   В этом болоте,— делился он мыслями с товарищами,— нужно обладать большой силой воли и выдержкой, чтобы не дать затянуть себя в его трясину.

    —   Война с нэпманами идет открытая, как в гражданскую,— согласился Эйхе — тоже делегат съезда.

    —   А раз война,— делал вывод Косиор,— то командиры должны быть всегда начеку. Только партия, спаянная единой волей, дисциплинированная, сможет провести наш корабль в этой разбушевавшейся стихии.

    —   Судя по предсъездовской обстановке, за единство партии придется серьезно бороться.

    —   И поборемся,— жестко произнес Станислав Викентьевич,— нам не привыкать.

    В своих выступлениях на XIV съезде партии Косиор подтвердил эти слова. Он с гневом обрушился на лидеров оппозиции Каменева и Зиновьева, отрицавших возможность социалистического строительства в деревне, клеветавших на среднее крестьянство.

    На конкретных фактах из жизни Сибири Косиор показал не только возможность, но и первые успехи преобразования деревни на социалистический лад, убедительными цифрами и примерами подтвердил начавшийся поворот среднего крестьянства в сторону коллективных форм обработки земли.

    Свою речь Косиор закончил призывом к съезду решительно осудить раскольнические действия оппозиции, укреплять единство и коллективное руководство партии.

    — Партия сейчас выросла,— заявил он,— и она пойдет за правильной политикой, за носителем коллективного руководства, своим ленинским ЦК.

    Съезд дал решительный отпор так называемой «новой оппозиции», не верившей в победу социализма в СССР, и принял курс партии на индустриализацию страны.

    Большое внимание съезд уделил укреплению рядов партии, принял новый Устав ВКП(б) и утвердил решение ЦК от 15 декабря 1925 года о переименовании РКП (б) во Всесоюзную Коммунистическую партию (большевиков) — ВКП(б).

    На XIV съезде Станислава Викентьевича избрали в состав ЦК, а на Пленуме — секретарем ЦК ВКП(б). Косиору было поручено руководство организационными делами.

    Высокое доверие было оказано Косиору, большая ответственность легла на его плечи.

    С присущей ему энергией и напористостью взялся Косиор за новое дело. Большую помощь оказывал ему опыт, приобретенный на партийной работе на Украине, в Сибири. Правда, масштабы были теперь совсем другие: вся страна, вся партия!

    Перемена названия партии вызвала необходимость замены старых партийных билетов новыми. Подготовительным мероприятием к обмену явилась всесоюзная партийная перепись, проведенная с 10 декабря 1926 года по 10 января 1927 года.

    Готовясь к проведению переписи, Косиор изучил материалы предыдущих частичных переписей, данные статистического учета и убедился, что партийные организации не везде точно и тщательно учитывали и изучали свой состав. Много пришлось поработать над организацией самой переписи и сведением ее итогов.

    Впервые за свою историю партия смогла точно и всеобъемлюще подсчитать свои ряды. А они были велики. К моменту окончания переписи на партийном учете состояло 1 147 074 коммуниста — 774 798 членов и 372 276 кандидатов в члены партии...

    Во время приездов в Москву из Сибири Косиору редко удавалось выкроить время для посещения музеев, театров. И жена, Елизавета Сергеевна, иногда приезжавшая с ним в Москву, если и бывала в театрах, то с кем-нибудь из родственников. Когда семья переехала в Москву, Елизавета Сергеевна с надеждой спросила у Станислава Викентьевича:

    —   Надеюсь, теперь-то мы сможем вместе ходить в театр?

    —   Обязательно,— ответил Косиор.— Больше того, обязательно послушаем в Большом театре все оперы Чайковского. Ты ведь знаешь, как я люблю его.

    —   Знаю,— улыбнулась Елизавета Сергеевна и в том же тоне добавила: — слушать на пластинках.

    —   Ну, когда нет театра, то и пластинки хороши. А здесь...

    — А здесь театр есть, но найдется ли у тебя время? Со временем было действительно туго. Но Косиор все же сдержал свое слово. Если выдавался свободный вечер, они вдвоем занимали места в пустующей обыкновенно правительственной ложе, в самом углу, чтобы скрыться от любопытных взглядов, и целиком отдавались во власть музыки.

    А однажды выдался совершенно свободный выходной день, и Станислав Викентьевич предложил жене пойти в Третьяковку.

    Но редко, слишком редко случались такие дни...


    Предыдущая страница           Следующая страница
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • В огне революционных битв
  • Снова на Украине
  • Как преображалась Сибирь
  • Годы суровых испытаний
  • Сквозь грозы
  • Начало пути


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015