Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Август 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 

    Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.62 Патриотическое / Воспоминания о Ленских событиях 1912 года

    Лишь через полтора-два часа после окончания всякой стрельбы появились подводы, на которых и стали увозить раненых и убитых. Урядник Тихонов по распоряжению ротмистра считал и записывал, сколько положили на ту или другую подводу мертвых или раненых. Попутно палачи занимались мародерством, забирая с мертвых все, что можно снять. Это подтверждает донесение начальника Бодайбинской почтово-телеграфной конторы своему начальнику в Иркутске: «Вчера мой помощник,– сообщал чиновник из Бодайбо,– доложил мне, что солдаты, участвовавшие в расстреле рабочих, сдавали на почту деньги на каждого от 100 до 400 рублей. Таких подателей пока только десять. О двух последних я на всякий случай записал сведения. Весьма прискорбно, если этот факт сдачи этих денег не будет известен правосудию. Булатов».

    О мародерстве стражников говорили раненые. Вот что показывали Г. И. Горячкин и Г. Ф. Манцеров в комиссии Манухина: «Мы видели, как стражники убиравшие убитых и раненых, снимали с них часы, перстни и др. ценные вещи». А Горячкин еще добавил: «А я все же им не дал ничего, сказав, что я еще живой».

    Легкораненых забирали в бараки сами рабочие, а тяжелораненых увозили в феодосиевскую и центральную (на Липаевском прииске) больницы. Но скоро больницы были переполнены и раненых некуда было помещать. В больницах не хватало перевязочных материалов. Да и доктор-то только был один на две больницы, расположенные в окружности 10 верст.

    Мертвых складывали, как дрова, около больничных мертвецких. Эти сложенные около больницы трупы и заснял утром 5 апреля наш фотограф Корешков.

    Палачей менее всего интересовала судьба раненых, у них были свои заботы. Трещенков, Хитун, Преображенский как «победители» вышли на дорогу, с которой только что были убраны их жертвы.

    —          Всех ли раненых убрали? – спросил Трещенков.

    —          Всех,– ответили стражники.

    —          Ну, тогда собирайте палки, камни и другие твердые предметы и выбрасывайте их на дорогу,– скомандовал Трещенков.

    Заметая следы злодеяния, стражники собирали колья от изгороди, кирпичи, которые

    валялись здесь еще с лета, когда их возили на стройку. Солдаты перекладывали таборы так, чтобы не было видно следов от пуль. А Трещенков, Хитун и Преображенский, покуривая, расхаживали по дороге, политой кровью рабочих...

    По официальной версии, в итоге бойни «были нанесены повреждения 372 рабочим, из которых 170 получили смертельные ранения и умерли, либо на месте или в первые 24 часа». Конечно, правительству и его агентам надо было уменьшить цифру убитых и раненых. Поэтому моя телеграмма 5 апреля, сообщавшая о пятистах человеческих жертвах, и телеграмма Баташева от 8 апреля, определявшая число убитых и раненых в 520 человек, дают более достоверные цифры. Кто, например, учитывал тех раненых, которые ушли сами с места бойни, или тех, кого рабочие унесли сами в бараки? В списки убитых не попали и те раненые, которые скончались через несколько дней. Много умерло недолечившихся раненых и в пути от Бодайбо до Иркутска во время эвакуации рабочих с прииска.

    Конечно, если бы медицинская помощь пришла своевременно, то смертность не была бы так велика и осложнений у раненых было бы значительно меньше. Но раненые лежали на месте около двух часов, затем в больницах по 3–4 часа в очереди на операционный стол. При этом помощь часто оказывалась неквалифицированно. По свидетельству священника Винокурова, многие повязки еще с вечера (4 апреля.– М. Л.) потеряли свой вид до неузнаваемости» и требовали замены. Помощь этим людям не оказывалась в течение 11 – 12 часов. Кто здесь виноват? Или врачей не было, или же кто-то приказал не перевязывать и не спасать тех, кто показал такую сплоченность в борьбе за свои права. Вернее всего было и то и другое.

    Помощь раненым, лежавшим в снегу в мороз 20–30 градусов, пришла со стороны. Я помню, когда уже стали подъезжать подводы и брать раненых, мы увидели, как от станции Надеждинская по дороге шли два человека – мужчина и женщина. Это были муж и жена Машурьянц, оба зубные врачи, вольно практиковавшие на приисках. Я их встречал во время забастовки у бодайбинского нотариуса Свириденко. Эти два самоотверженных человека и оказали многим раненым первую помощь, за что Трещенков обрушил на них свой гнев: еще до начала навигации по зимней дороге они были высланы полицией из пределов приискового района.

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.61
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.54
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.75
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.72
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.64
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.74
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.53
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.65
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.76
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.80


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015