Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Октябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 

    Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.53 Патриотическое / Воспоминания о Ленских событиях 1912 года

    Четвертое апреля

    Известие о ночных арестах в механических мастерских Надеждинского прииска, а также на Андреевском и Васильевском быстро распространилось по приискам второй дистанции. До части приисков Дальней тайги слух о событиях в тот самый день еще не дошел. Что же касается самых отдаленных приисков, то вести о событиях докатились туда лишь через 7–10 дней – так далеко были эти прииски.

    Когда рабочие узнали об арестах, их негодованию не было пределов. Почему же арестовали их депутатов, ведь они были избраны по предложению властей, администрации, горного надзора?

    На приисках стихийно возникли собрания, рабочие выносили резолюции о немедленном освобождении выборных депутатов. Попутно на этих собраниях рабочие обсуждали и острый вопрос о пайке. В то же время была вынесена резолюция – потребовать от приискового управления, чтобы оно полностью выдало рабочим заработанные деньги. Вот яти вопросы: арест депутатов, паек для семейных, задержка управлением заработанных денег – все это и волновало с утра памятного дня 4 апреля рабочих приисков.

    Не было еще 7 часов утра, а на Феодосиевском, вблизи конторы, собрались рабочие. Сначала их было немного, а затем, через один час – уже около 2 тыс. человек. В это утро сюда пришли и рабочие механических мастерских, чтобы высказать свое негодование по поводу ночных арестов.

    Местный стачечный комитет, узнав, что у конторы собрались рабочие, послал туда своего председателя Черепахина. Горняков волновали те же вопросы, что и на других приисках. Черепахин, Петухов, Кудрявцев, Сборенко объяснили рабочим смысл провокации Трещенкова, чего он добивается своими арестами. Рассказали и о том, что произошло сегодня ночью в механических мастерских на Надеждинском и других приисках. Рассказали, что существенного для себя жандарм Трещенков не достиг, так как основные руководители забастовки уцелели.

    Черепахин и другие депутаты несколько успокоили рабочих.

    Внесенное кем-то на собрании предложение идти к прокурору Преображенскому и передать «сознательные записки» и требование об освобождении арестованных после разъяснения депутатов было отвергнуто собранием с той же мотивировкой, что и на заседании ЦБ ночью.

    Этим же утром рабочие узнали, что управление прииска, желая расколоть рабочих, наняло на стороне штрейкбрехеров и возобновило работу в шахте № 46, самой «золотой» из всех шахт. Здесь больше, чем где-либо, попадалось самородков.

    Эта провокация могла либо вызвать рабочих на столкновение со штрейкбрехерами, либо побудить самых отсталых рабочих спуститься в шахту, чтобы подработать на подъеме самородков, и тогда уже их не выгонишь из шахты! И вот после выступлений самих рабочих и после призыва депутатов к рабочей чести и рабочей солидарности общее собрание единодушно приняло такую резолюцию: «За самородки, которые нам обещают, нас не купит Лензото. Мы клеймим позором и тех, кто изменил рабочему делу, и тех, кто организует эту новую провокацию. Работать по призыву Лензото мы не пойдем».

    Затем рабочие довели до сведения администрации, что они настаивают на немедленном освобождении своих товарищей, арестованных сегодня ночью.

    «Депутаты были только нашими уполномоченными, которые исполняли наши поручения»,– говорилось по этому поводу в вынесенной резолюции.

    И, наконец, была принята резолюция с требованием увеличения пайка семейным и выдачи рабочим заработанных до забастовки денег.

    Об этом собрании местный урядник Тихонов немедленно донес по телефону ротмистру Трещенкову. В донесении говорилось: «Рабочие пока ведут себя смирно и нет оснований бояться, что они станут вести себя угрожающе».

    Но жандармов менее всего устраивала мирная развязка событий. Провокацию, начатую ночью, им надо было довести до конца. Поэтому, получив сообщение Тихонова, Трещенков в сопровождении жандармского унтер-офицера Филиных отправился из своей квартиры в Народный дом, где уже две недели были расквартированы солдаты, прибывшие из Киренска. Явившись туда, Трещенков вызвал штабс-капитана Санжаренко и приказал ему немедленно со своими солдатами прибыть на Феодосиевский прииск. «Я сейчас сам там буду и на месте дам указания, что вам делать»,– сказал Трещенков, выйдя из Народного дома и садясь в возок.

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.57
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.55
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.52
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.33
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.35
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.56
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.49
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.72
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.34
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.70


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015