Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • Гигиена массового спорта. Глава II. Рациональный суточный режим
  • Этажи леса
  • МИНЕРАЛЬНЫЕ ВОДЫ КУРОРТА НАЛЬЧИК
  • Карта маршрута "Путешествие вокруг Эльбруса". Масштаб 1:100 000
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Неплохая карта Эльбруса и части Приэльбрусья. Масштаб 1:100 000
  • Горная болезнь. История изучения
  • Краски из растений
  • ПОДВИЖНЫЕ ИГРЫ. ЛЕТНИЕ ИГРЫ. Стр 26
  • «    Июнь 2024    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930

    О Балкарии и балкарцах. «У ПОДОШВЫ ЭЛЬБОРУСА». Часть 3 Кабардино-Балкария / Балкария и балкарцы

    В сжатой форме, но глубоко и компетентно с точки зрения экономики и социологии И. И. Иванюков и М. М. Ковалевский дали понять, что в Балкарии описываемого периода никакой речи о развитой промышленности не могло и быть. Здесь господствовало полунатуральное хозяйство. «Почти все предметы первой необходимости урусбиевцы приготавливают сами...» отмечали они. Домашние промыслы в общем удовлетворяли потребности горцев. Авторы выделили шерстяное производство, производство бурок, ковров, башлыков, сукна, войлочных головных уборов, обработку шкур и кож, добычу металла, кузнечное ремесло. Баксанцы снабжали себя почти всеми необходимыми для повседневной жизни предметами обихода. Главная причина сохранения превалирующего значения ремесла заключалась в удаленности горных аулов от больших торговых центров, сохранении в общественной жизни и быту существенных патриархальных пережитков, в медленном проникновении в экономику капиталистических отношений. Даже в 1908 году есаул Терского казачьего войска Николай Александрович Караулов замечал: «Торговля всегда меновая. Вместо денег и теперь еще употребляют скот, зерно и кожи». По воспоминаниям некоторых старейших информаторов Хуламо-Безенгийского ущелья, их матерям и бабушкам не приходилось пользоваться деньгами.

    Мы не ошибемся, если добавим, что и особой профессиональной специализации в балкарских ущельях еще не было. Мужчины выполняли более трудоемкую работу: в кузницах, в поле, делали предметы домашнего обихода из дерева и железа, обрабатывали кожи. Женщины же большей частью занимались домашним хозяйством и изготовлением вещей из шерсти.

    Переходя к характеристике горских поселений, М. М. Ковалевский и И. И. Ивашоков в первую очередь выделяют патронимические, называя их родовыми, что нами объясняется терминологической путаницей, являющейся недостатком большинства дореволюционных публикаций. Так, Н. Ф. Грабовский в статье «Ингуши» патронимические поселки называет «фамилиями» и «отдельными родами», Н. П. Тульчинский же – семейной общиной, хотя по его описанию ее члены, называя себя одним общим наименованием, живут отдельными дворами. М. В. Орлов, анализируя землепользование и землевладение в Карачае, под родовой землей «подразумевает тукумные или семейные». И тут в общем-то ничего удивительного пет, поскольку в буржуазной историографии XIX века, или, как пишет М. О. Косвен, в «старой литературе», смешение терминологии и понятий было не редким явлением. Р. М. Магомедов в статье «К вопросу о семейной общине в Дагестане» винит в этом Ковалевского, Леонтовича и Комарова, М. О. Косвен в публикации «Северорусское печище, украинские сябры и белорусское дворище» – Ефименко, Лучицкого, Довнар-Запольского, Срезневского и других.

    Тем не менее, надо заметить, что термин «род», известный в русской исторической науке с «Повести временных лет», воспринимался ведущими учеными второй половины XIX – начала XX века уже не в первоначальном своем значении. А убедительней всего это подтверждается хотя бы следующим высказыванием Ковалевского: «Очевидно, что если видеть в роде группу лиц, имеющих общего родоначальника и отличающихся единством происхождения, а в сельской общине – связанных отношениями соседства и совладения разных родов, то различие между обоими сведется к тому, какое существует между кровным и территориальным союзом...» Ковалевский, как видно, имеет в виду именно патронимию.

    Естественно, что патронимические поселки существовали в каждом горном ущелье, но утверждать, что их было больше, чем полигенных, было бы ошибкой. Авторы верно объясняют происхождение этих поселков, считая их выселками. Разраставшиеся большие семьи делились и в связи с увеличивающейся плотностью населения в квартале переселялись на свои зимовья. И такое территориальное обособление создавало небольшие поселения, носящие патронимические наименования.


    Предыдущая страница           Следующая страница
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • О Балкарии и балкарцах. Хранители народной памяти
  • О Балкарии и балкарцах. На рубеже двух эпох. Часть 8
  • О Балкарии и балкарцах. На рубеже двух эпох. Часть 7
  • О Балкарии и балкарцах. На рубеже двух эпох. Часть 4
  • О Балкарии и балкарцах. На рубеже двух эпох. Часть 1
  • О Балкарии и балкарцах. «У ПОДОШВЫ ЭЛЬБОРУСА». Часть 4
  • О Балкарии и балкарцах. «У ПОДОШВЫ ЭЛЬБОРУСА». Часть 2
  • О Балкарии и балкарцах. Впервые с научными целями. Часть 2
  • О Балкарии и балкарцах. Впервые с научными целями. Часть 1
  • О Балкарии и балкарцах. Предыстория вопроса


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2019