Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Сентябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 

    Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.2 Патриотическое / Воспоминания о Ленских событиях 1912 года

    После побега. Едем на Ленские прииски
    В город Бодайбо – центр Витимо-Олекминского золотопромышленного округа – я приехал поздней осенью 1911 г. из Иркутска. В Иркутск же я попал почти прямо с каторги на строительстве Амурской железной дороги, где мне, матросу Балтийского флота, участнику Кронштадтского восстания 1905 г., пришлось отбывать срок наказания.
    После побега с каторги я и мой друг Дмитрий Годов пришли в Иркутск на социал-демократическую явку. Я считал, что это было в магазине Второва, но теперь некоторые товарищи утверждают, что явка была в каком-то банке.
    Побег наш произошел на станции Керак Амурской железной дороги, где работала 5-я Джилиндская каторжная команда. До казачьей станицы Черняевской (где у нас была явка) добирались тайгой – 200 км; потом по Амуру-батюшке на лодке, пешком по берегу, на пароходе до Хабаровска – около двух тысяч километров; по железной дороге до Владивостока (где у нас тоже была явка и где мы, кстати сказать, «провалились») – 700 км\ от Владивостока – по Китайско-Восточной и Забайкальской железным дорогам – до Иркутска более двух тысяч километров. А всего мы прошли и проехали около пяти тысяч километров, имея в карманах на двоих только тридцать рублей. На явке нас встретили товарищ «Цыбуля» и еще кто-то из иркутян социал-демократов. Когда товарищи узнали, что после побега мы проделали путешествие в несколько тысяч километров, то отнеслись к нам с исключительной чуткостью: предоставили убежище, накормили, одели, обули и дали новые паспорта, так как последние были у нас архиплохи: посмотришь на свет и вместо «Семена», «Ивана» увидишь «Ольгу», «Марию». Все имена мыты и перемыты до бесконечности.
    На второй или третий день нашего пребывания в убежище мы обсудили с гостеприимными иркутянами вопрос о нашей дальнейшей судьбе.
    Так как мы были настроены против поездки куда-либо за границу, то иркутские товарищи предложили устроить нас где-либо на приисках.
    –    Там меньше шансов на провал, а кроме того, там и партийная работа для вас найдется.
    Особенно часто упоминались Ленские прииски.
    –    Вот где еще полностью сохранилось крепостное право... Вот где партийной работы еще непочатый край,– говорили нам товарищи.– Но туда очень трудно добраться из-за дальности расстояния, а затем если не будешь работать у Лензото, то очень трудно будет наладить связь с рабочими и работать среди них. К тому же у нас есть сведения, что политические ссыльные в Бодайбо в большинстве своем очень инертная публика, зараженная ликвидаторскими идеями, и едва ли будет помогать Вам в развертывании революционной агитации среди приисковых рабочих.
    Мы с Годовым плохо знали географию Восточной Сибири, очень мало знали что-либо о приисках и об условиях работы на последних. Но мы были молоды, здоровы, полны энергии, хотя и сильно утомлены, стосковались по живому, полезному делу. Поэтому мы с Годовым, не раздумывая долго, решили ехать на Ленские прииски.
    – Тогда приходите сюда завтра и мы познакомим вас с уезжающими на прииски товарищами и постараемся отправить вас всех вниз по реке Лене,– сказали нам на прощанье.
    На другой день вечером, на явке, но в другом месте (кажется, на Сенной площади), мы встретились и познакомились с тремя товарищами (как потом оказалось) социал-демократами, большевиками по своему мировоззрению,– П. Н. Баташевым, Ф. И. Слюсаренко и П. И. Подзаходниковым. Все они были рабочие, к тому же все – заводские рабочие-слесари. Мы скоро с ними подружились, узнали, что они, как и мы,– гонимые полицией люди и также жаждут активной партийной работы. Подружились мы все тогда крепко и навсегда.
    Я в то время организационно в РСДРП еще не состоял. Если бы не почти шесть лет заключения и каторги, я уже давно был бы членом партий. Еще до 1905 г. моими первыми учителями были большевики Судостроительного завода Бритнева в Кронштадте, и прежде всего Герасим Никитич Горелов, старый социал-демократ, «искровец», работавший на этом заводе указателем (мастером) котельной мастерской. Он был организатором всей подпольно-партийной кружковой работы на заводе. Это товарищ Горелов помог мне стать большевиком. Пригласив однажды к себе на чашку чая, он потом определил меня в один из рабочих кружков. Следующие, кто продолжал пробуждать мое сознание в тот период моей жизни, были лекторы – непосредственные руководители кружков, в которых я участвовал.

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.1
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.4
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.83
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.79
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.3
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.23
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.81
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.80
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.54
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.49


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015