Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Август 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 

    Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.70 Патриотическое / Воспоминания о Ленских событиях 1912 года

    После Бантыша приехал на Ленские прииски генерал-губернатор Князев. Приехал он с помпой в окружении свиты губернских чиновников и офицеров военного округа.

    Начал он свое «следствие)) с того, что по-генеральски крикнул рабочим: «Становитесь на работу!» А потом стал ездить по приискам. Хотя он наметил объезд всех приисков, но быстро охладел к этим поездкам. Доехав до Феодосиевского прииска, по его заявлению, «гнезда крамолы», Князев дальше никуда не поехал. В его ежедневных «объявлениях» печаталось поочередно: сегодня – «пряник», а завтра – угроза собственноручно расправиться с рабочими, а потом опять сначала. Этот «заместитель госу^ даря» по Восточной Сибири не привлек к ответственности ни ротмистра Трещенкова» ни Преображенского и Хитуна за злодеяние 4 апреля. Наоборот, все знали, что Князеву был очень по душе палач Трещенков, который все время сопровождал генерала, находясь с ним вместе в автомобиле.

    Но вот генерал-губернатор нашел, что его миссия закончена, и уехал в Якутск.

    Накануне отъезда в прощальном «манифесте» Князев, называя рабочих «братцами» и «детьми», приглашал их поскорее выходить на работу, если же не выйдут, то пообещал лишить рабочих продовольствия. Князев распорядился, чтобы рабочих, если они его не послушают, «рассчитать и вывезти в семидневный срок из района приисков».

    Но и это «отеческое» попечение о судьбах «своих сыновей» не помогло: рабочие стояли на своем – «давайте нам настоящее расследование, укажите, кто является виновником нарушения контракта и кто виновник расстрела рабочих 4 апреля».

    Менялась «погода» в Петербурге, менялась и в Иркутске. Иркутский губернатор Бантыш в эти дни послал ротмистру Трещенкову следующую телеграмму:

    «Немедленно прекратите всякий расчет рабочих и продолжайте выдавать отпуск пищевых продуктов рабочим – всем без исключения».

    И в дополнение к этой телеграмме через два дня – новую:

    «Никаких мер по эвакуации рабочих с открытием навигации без моих особых распоряжений ни под каким видом не принимайте».

    Эта телеграмма Бантыша была послана потому, что 20 апреля состоялось совещание приискового горного надзора и судейских чиновников. Чтобы скрыть грязные дела администрации и властей, совещание постановило «всех бастующих рабочих обеих систем немедленно с начала навигации эвакуировать с приисков». Но ЦБ, узнав об этом, послало телеграфный протест в Иркутск и в Питер. Опять наш протест был напечатан в большевистской печати, и поэтому власти вынуждены были дать указание Лензото «оставить все положение на приисках до приезда туда авторитетной комиссии».

    Главное правление Лензото тоже нервничало. В эти дни оно телеграфировало своему уполномоченному на приисках А. Теппану: «Повторяем нашу настоятельную просьбу беспрекословно подчиняться всем распоряжениям Тульчинского. Все ваши действия строго согласовывайте с его указаниями».

    Наконец, правительство предпринимает новый жест, чтобы несколько успокоить «общественное мнение». 27 апреля состоялось «высочайшее повеление» о посылке на Ленские прииски комиссии во главе с сенатором Манухиным «для расследования событий, связанных с забастовкой и расстрелом».

    Нужно сказать, что это был очередной обман: секретная инструкция, выданная Манухину перед отъездом на прииски, говорила только о забастовке, а о том, чтобы расследовать факт расстрела рабочих 4 апреля, в ней не было ни слова.

    4 июня Манухин с огромной свитой приехал в Бодайбо. На другой день своего приезда Манухин сделал несколько псевдодемократических жестов. Первый – это то, что он отдал распоряжение об освобождении арестованных Трещенковым депутатов и активистов забастовки. Таким образом, узники Бодайбинского, Витимского и Киренского острогов были освобождены и получили возможность принять участие в делах еще не ликвидированной забастовки ленских рабочих. Но в Бодайбинской тюрьме (вернее в каталажке у Галкина) остались Баташев, Попов, Зеленко, Думпе, Соболев и Украинцев, которые были затем по постановлению Министерства внутренних дел разосланы по местам их постоянных приписок. Другим жестом было то, что он молчаливо согласился с существованием института выборных депутатов, отдал распоряжение полиции не преследовать последних. Поэтому при Манухине не было арестов.

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.74
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.67
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.71
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.66
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.55
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.53
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.57
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.2
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.54
  • Воспоминания о Ленских событиях 1912 года. Стр.80


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015