Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • Горная болезнь. История изучения
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • Климат и погода горных районов
  • Сон в новогоднюю ночь
  • Пастухов Андрей Васильевич, великий топограф
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • «    Март 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 

    Как преображалась Сибирь Патриотическое / Косиор С.В.

    В эти дни Косиор как-то по-другому приглядывался к своим товарищам по работе — сибирякам, чаще беседовал с ними о борьбе за власть Советов в крае. Особенно много интересного ему рассказали А. А. Ширямов, руководивший большевиками Иркутска в дни освобождения города и принимавший участие в допросе Колчака; Громов и Щетинкин — вожаки партизанского движения в Сибири; испытавший ужасы колчаковских застенков Ф. Березовский.

    Однажды Косиор спросил у Березовского, что было самым тяжелым для него в тюрьме.

    —   Много было тяжелого: избиения, голод, насилие над личностью, но...— Березовский задумался и, улыбаясь, произнес: — но для меня, страстного поклонника отечественной истории, самым тяжелым было сжигание архивов.

    —   Каких архивов? — спросил Косиор.

    —   Всяких. В декабре 1918 года морозы здесь доходили до 40 градусов по Реомюру. В камерах был страшный холод. Но в один из вечеров в нашей камере было тепло: мы сожгли в печи около трех пудов древнейшего и ценнейшего сибирского архива, который колчаковская администрация раздавала в места заключения и в казармы вместо дров. Вначале мы протестовали против этого варварства, посылая свои протесты на волю; но, видя безрезультатность этих протестов, жгли теперь драгоценный архив, даже не читая толстых пожелтевших листов, подписанных то Екатериной Второй, то Павлом Первым, то каким-нибудь казачьим есаулом, описывающим свои походы против «поганых».

    К 1925 году Сибирь, залечив раны, нанесенные гражданской войной, уверенно стала на путь строительства индустрии и развития сельского хозяйства. Отпала нужда и в чрезвычайных органах — Сибревкоме и Сиббюро ЦК РКП(б). Прошли выборы в Советы, краевой съезд Советов создал постоянные органы — краевой исполнительный комитет и районные комитеты. На Общесибирской партийной конференции был избран и краевой комитет партии, секретарем которого стал Косиор.

    Однажды в Новониколаевск приехал М. И. Калинин. Вместе с Косиором он посетил несколько сибирских сел, в том числе и Каменку, в которой неоднократно бывал Косиор. Когда кончился митинг, к М. И. Калинину подошел пожилой степенный крестьянин — житель Каменки Ермаков и пригласил его с С. В. Косиором к себе в дом.

    —   Прошу, дорогие товарищи, отобедать ко мне, попробовать сибирских пельменей. Раз уж у нас такая радость — самая главная российская и сибирская власть пожаловала, просим отведать наш хлеб и соль.

    —   За приглашение спасибо, от пельменей не откажемся,— ответил Михаил Иванович, а насчет «главной власти» — разрешите вам вот при всем народе разъяснить. Главная власть теперь — народ, вы сами, а мы со Станиславом Викентьевичем слуги ваши, вами избранные. Поэтому мы и должны советоваться во всем с вами. Главная причина, почему я к вам приехал: скоро будет съезд партии, и я должен делать доклад о работе в деревне и в соответствии с этим прикинуть, как решение съезда дальше согласовывать с крестьянами.

    Возвратившись из Каменки, М. И. Калинин, делясь впечатлениями о поездке, сказал, что рад переменам, происшедшим в Сибири.

    —   Мы сдвинули деревню с мертвой точки,— ответил Косиор.— Село уже дает городу хлеб и знаменитое сибирское масло. Задача теперь состоит в том, чтобы перевести деревню на социалистические рельсы. У нас уже есть ростки новых, социалистических отношений в деревне. По пятилетнему плану, который мы приняли в прошлом году, намечается...

    —   Знаю, знаю,— перебил Михаил Иванович,— и верю, что сибиряки выполнят свой, к слову сказать первый в стране, пятилетний план. Только, дорогой Станислав Викентьевич, это будет без вас.

    — Как без меня?

    — В ЦК есть мнение перевести вас в Москву.

    Через некоторое время Косиор официально узнал, что его переводят в аппарат ЦК РКП (б).

    В один из последних дней перед отъездом из Сибири Косиор с семьей выехал на прогулку по Оби. Стояли чудесные дни сибирского лета, короткого, но жаркого. Выбрав уютный мысок на берегу, заросшем вековыми соснами, причалили к берегу, развели костер и до вечера наслаждались тишиной и прелестью отдыха. Косиор смотрел на голубую гладь реки и думал:

    «Увижу ли я еще когда-нибудь эти просторы?»

    За три года, проведенные в Сибири, он полюбил этот прекрасный и суровый край. Теперь С. В. Косиора ждала работа на новом месте. Что ж, воля партии — закон. Но как хорошо здесь и как прав был Чехов, написавший в своих очерках о Сибири:

    «Какая полная, умная и смелая жизнь осветит со временем эти берега».


    Предыдущая страница           Следующая страница
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Снова на Украине
  • За ленинское единство
  • Сквозь грозы
  • В огне революционных битв
  • Годы суровых испытаний
  • Начало пути


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2019