Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Декабрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    В борьбе с попытками создания единого фронта против СССР Патриотическое / Чичерин - дипломат ленинской школы

    Империалисты во что бы то ни стало не хотели допустить еще большего укрепления первого в мире социалистического государства. В 1925 г. они развили лихорадочную дипломатическую деятельность, стремясь сколотить антисоветский блок с участием Германии. Вовлекая ее в западный союз, США, Англия и Франция намеревались сорвать налаживавшееся советско-германское экономическое сотрудничество, навязать Германии обязательства участвовать в антисоветских акциях.

    Чичерин произносит речь на банкете по случаю подписания советско-иранского договора

    Чичерин не раз обращал внимание на опасность создания единого фронта империалистических государств против СССР и в этой связи призывал постоянно крепить единство и сплоченность трудящихся масс Советского Союза. «...Единство и сплоченность,— говорил он в своем докладе на III сессии ЦИК СССР 3 марта 1925 г.,— дается только сознательностью, которая в свою очередь дается только распространением в широких массах идей ленинизма.

    Идеи ленинизма — вот та наша идейная спайка, которая является нашей величайшей силой и благодаря которой нам не страшны никакие замыслы врагов.

    Вот наш оплот, вот наша надежда на будущее время. В этом отношении идеи ленинизма и их распространение в массах имеют величайшее дипломатическое значение, ибо они являются той силой, которая делает нас скалой, о которую разбиваются замыслы наших врагов».

    В октябре 1925 г. представители Англии, Франции, Германии, Италии и Бельгии собрались на конференцию в швейцарском городе Локарно и заключили там так называемый гарантийный пакт. Этим договором оформлялся военный сговор империалистов, активно поддержанный Соединенными Штатами, против республики Советов.

    Советская дипломатия, внимательно следившая за ходом этих переговоров и вовремя распознавшая замыслы западных держав, предприняла ряд эффективных мер по обеспечению мира.

    В своих речах, заявлениях и интервью Г. В. Чичерин разоблачал антисоветский сговор империалистов. Большое значение имели и его личные встречи и переговоры с руководителями ряда европейских государств.

    Летом 1925 г. Чичерин серьезно заболел и в течение месяца был прикован к постели, однако работы не прекращал. «Мне в теперешних условиях очень трудно работать»,— писал он. По его настоянию из Пекина был вызван полпред Л. М. Карахан, который должен был взять на себя часть дел по НКИД, в первую очередь руководство восточными делами, которые хорошо знал. В конце сентября, когда Чичерину стало немного лучше, врачи рекомендовали ему продолжить лечение за границей. Воспользовавшись этой, поездкой, Чичерин по поручению Советского правительства посетил столицы некоторых европейских государств.

    Первую остановку Георгий Васильевич сделал в Варшаве. Приезд советского наркома вызвал огромный интерес там. Советский полпред в Польше Войков сообщал в НКИД, что прием, оказанный здесь Чичерину, «по своей торжественности и тому особому настроению, которое было у всего польского общества», превзошел все ожидания. Корреспондент краковской газеты «Час» Смаржевский сообщал из Варшавы: «Столице Польши есть о чем говорить: Чичерин концентрирует на себе все внимание ее жителей».

    Столь теплый прием объяснялся, во-первых, заинтересованностью польских промышленных кругов в контактах с Советским Союзом, рассчитывавших благодаря этому ослабить экономический кризис в своей стране. Во-вторых, ряд известных политических деятелей видели в развитии добрососедских отношений с СССР залог мира в Восточной Европе. Однако эти стремления дальновидных общественных, политических и экономических кругов не разделялись правящей кучкой тогдашней Польши.

    Чичерин считал необходимым использовать все усиливавшееся в польском обществе настроение в пользу сближения с Советским Союзом. В своем выступлении перед журналистами в Варшаве Георгий Васильевич сказал:

    — Проезжая Варшаву, я был чрезвычайно рад возможности задержаться здесь на несколько дней, чтобы путем личного свидания и непосредственных разговоров с руководителями польской политики содействовать устранению известных недоразумений в наших отношениях и создать несколько твердых опорных пунктов для дальнейших дипломатических переговоров, имеющих целью прочное сближение между нашими государствами.

    Чичерин подчеркивал большое значение для международных отношений делового сотрудничества Советского Союза и Польши. «Насколько конфликты между нашими странами отражались глубочайшим образом на всем положении Европы,— говорил он,— настолько же прочное сближение между нами должно, естественно, чрезвычайно глубоко влиять на всю международную конфигурацию сил и отношений». Встречаясь с государственными деятелями, Георгий Васильевич обсуждал перспективы советско-польских отношений и разъяснял точку зрения Советского правительства на Локарнский пакт. О своей беседе с Скшиньским, министром иностранных дел, Г. В. Чичерин говорил: «На словах он был очень спокоен относительно Локарно, и некоторые мои объяснения, по-видимому, раскрыли перед ним непредвиденные им опасности».

    Особое значение имел визит Г. В. Чичерина в Берлин. Там он вел переговоры с рейхсканцлером Лютером и министром иностранных дел Штреземаном о расширении политического и экономического сотрудничества между СССР и Германией. Благодаря настойчивости и гибкости, проявленным Чичериным в ходе переговоров, был окончательно согласован текст советско-германского экономического договора, который стороны подписали 12 октября 1925 г. в Москве.

    Заключение этого договора в самый разгар работы Локарнской конференции означало большую победу советской дипломатии. Попытки империалистических держав изолировать Советский Союз вновь были сорваны.

    Беседы Чичерина в Берлине привлекли внимание мировой печати. Английские и французские газеты, не проявлявшие вначале повышенного интереса к поездке советского наркома, вскоре всполошились и стали писать о «значительном успехе» переговоров Чичерина, о том, что он незримо присутствует в Локарно в качестве «неожиданного партнера».

    Завершив важные переговоры с немцами, Чичерин по совету врачей поехал лечиться в Висбаден. Французские власти, осуществлявшие тогда контроль над областью, где находится этот курорт, обещали принять необходимые меры для спокойствия и безопасности советского наркома. Об этом Чичерину еще в Москве сообщил французский посол Эрбетт.

    «Только попав в здешнее стоячее болото, без обычных стимулов извне, я вижу, до какой степени я разбит и переутомлен»,— пишет Георгий Васильевич из Висбадена в Москву. Хотя врачи предписали «полный покой, отдых и отсутствие забот», однако и здесь он не смог выполнить их советов. Каждый день к Чичерину прорываются разного рода визитеры, особенно трудно было отбиться от германских, английских, французских и американских журналистов, специально приезжавших в Висбаден для встречи с ним.

    Одновременно он ведет большую переписку с Москвой, обсуждая насущные вопросы советской внешней политики. Лечение и интенсивная работа занимали все его время. В одном из писем Георгий Васильевич сетовал: «Когда я сидел в Brixton, я начал читать Innes «History of the Britisch Nation» и у меня остались отмеченными страницы и абзац, где я прервал чтение. Теперь я надеялся читать дальше, но мало имеется возможности».

    21 октября в Висбаден от французского премьера Пенлеве прибыл посланец Рехтзамер, который привез Чичерину письмо с приглашением посетить Париж для продолжения начатых в Берлине три года назад переговоров и выработки согласованных решений по спорным вопросам. По его словам, премьер считал, что поездка Чичерина в Варшаву «сильно облегчила положение, вызвала detente» (разрядку) во франко-советских отношениях.

    В ответном послании Чичерин приветствовал инициативу Пенлеве, ибо она соответствовала желанию Советского правительства договориться с Францией по всем вопросам, интересующим обе страны, и ускорить, насколько возможно, их решение.


    Предыдущая страница           Следующая страница
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Политика мира и дружбы со странами Востока
  • Первые месяцы в Наркоминделе
  • Вступительная статья
  • Годы иностранной интервенции и гражданской войны
  • Последние годы жизни
  • Лозаннская конференция
  • Год признаний
  • Брестский мир
  • Рапалльский договор
  • Создание дипломатического аппарата


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015