Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • Гигиена массового спорта. Глава II. Рациональный суточный режим
  • Этажи леса
  • МИНЕРАЛЬНЫЕ ВОДЫ КУРОРТА НАЛЬЧИК
  • Карта маршрута "Путешествие вокруг Эльбруса". Масштаб 1:100 000
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Неплохая карта Эльбруса и части Приэльбрусья. Масштаб 1:100 000
  • Горная болезнь. История изучения
  • Краски из растений
  • ПОДВИЖНЫЕ ИГРЫ. ЛЕТНИЕ ИГРЫ. Стр 26
  • «    Апрель 2024    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    2930 

    В борьбе с попытками создания единого фронта против СССР Патриотическое / Чичерин - дипломат ленинской школы

    Осенью 1926 г. в Лондон прибыл назначенный туда полпредом еще год назад Л. Б. Красин (тяжелое заболевание долго задерживало его отъезд к месту назначения). Георгий Васильевич, высоко ценивший этого талантливого дипломата, написал ему теплое письмо: «Радостно приветствую Ваше возвращение к Вашей деятельности вообще и, в частности, к Вашей уже испытанной лондонской работе. (Л. Б. Красин работал в Англии еще в начале 20-х годов.— Авт.). Надеюсь, что улучшение Вашего здоровья будет длительным и окончательным на долгое время. Искренне и горячо желаю Вам здоровья и продолжения Вашей блестящей деятельности. В Лондоне Вы, так сказать, сломали больше всего копий в нашей борьбе. Вы там встречаете лично Вам симпатизирующую среду. Все лондонцы постоянно говорили о прекрасном отношении к Вам местного общества. Для СССР обстановка в данный момент крайне тяжела, но Ваши лондонские связи и имеющиеся к Вам симпатии до некоторой степени облегчат Вашу тяжелую работу...»

    В конце лета 1926 г. болезнь Георгия Васильевича вновь обострилась. «Расшатанность моего здоровья принимает все более осязательные формы»,— говорил он в августе 1926 г. Ему пришлось взять длительный отпуск для лечения за границей.

    Узнав о предстоящей поездке Чичерина в Западную Европу, турецкое правительство повторило свое приглашение. И на этот раз из-за болезни Георгий Васильевич не смог принять его. Однако стороны решили, что в Одессе Чичерин встретится с турецким министром иностранных дел Рушди.

    В день отъезда, 9 ноября Чичерин направил всем советским полпредам за границей телеграмму, где о предстоящем свидании с Рушди писал: «Это — акт вежливости, в котором проявляются тесные дружественные отношения между нашими странами, заинтересованными в сохранении мира и поглощенными работой внутреннего восстановления».

    О том, в какой атмосфере проходил визит турецкого министра в Одессу, рассказал очевидец этого события командир эсминца «Незаможник», впоследствии посол СССР, К. К. Родионов.

    Тевфик Рушди вместе с семьей (женой и дочерью) должен был прибыть в Одессу на крейсере «Гамидие». В соответствии с международными обычаями для встречи турецкого военного корабля было решено срочно направить из Севастополя эсминец «Незаможник».

    В то время он стоял на ремонте, и надо было за 36 часов собрать механизмы, все привести в надлежащий вид и успеть в Одессу до прихода «Гамидие». Экипаж с честью выполнил нелегкий приказ. За несколько часов до прибытия из Москвы Чичерина «Незаможник» уже стоял на Одесском рейде. Георгий Васильевич придавал особое значение присутствию эсминца при встрече турецкого министра. Поэтому одним из первых его вопросов на вокзале был: «Успел ли прийти советский военный корабль?» (ради курьеза заметим, что секретарь НКИД прежде всего спросил тогда одесских представителей на вокзале, есть ли букеты цветов для жены и дочери Рушди).

    Прием турецких гостей в Одессе был подробно описан в газетах. Жители, власти города и республики, военные моряки «Незаможника» оказали им исключительное внимание. Визит вылился в яркую демонстрацию дружбы двух стран. Особенно запомнилось выступление Чичерина и Рушди на приеме, устроенном в честь турецких моряков. На официальных встречах, где гости были во фраках, Чичерин неизменно появлялся в военной форме с четырьмя ромбами в петлицах (высшая воинская категория того времени). После отъезда турецких гостей Георгий Васильевич посетил «Незаможник», поблагодарил экипаж за проделанную работу и рассказал морякам о международных событиях, отвечал на их вопросы.

    Турецкий министр находился в Одессе с 12 по 14 ноября 1926 г. В беседе с представителями советской печати 24 ноября 1926 г. по поводу одесского свидания Чичерин сказал: «Я покинул Одессу с чувством глубокого удовлетворения результатами состоявшегося свидания, и я с полной уверенностью могу утверждать, что и турецкий министр иностранных дел был глубоко удовлетворен нашей совместной работой в Одессе».

    Как подчеркивал Чичерин, общность интересов, связывающих Советский Союз и Турцию, заключается в том, что для народов обеих стран «обеспечение мирной работы и внутреннего хозяйственного восстановления» является основной задачей «Дружественные отношения между нашими государствами и договоренность относительно их политических линий носят, таким образом, глубоко мирный характер,— говорил Чичерин.— Мы обсуждаем вопросы, сводящиеся в конце концов к тому, чтобы народы наших обоих государств могли предаваться внутренней мирной работе. Отсюда важность наших дружественных отношений как для СССР, так и для Турции, и этот факт настолько глубоко проник в сознание широких масс и у нас и в Турции, что результатом были те сцены восторженного братания между одетыми в матросские мундиры турецкими крестьянами и советскими военными моряками и красноармейцами, которые в незабвенные одесские дни поразили всех своей искренностью и силой. И советские представители, и турецкий министр со своими спутниками вынесли из одесской встречи самое сильное впечатление от соединявших наши народы глубоких и неразрывных связей».

    Поездку в Одессу Чичерин назвал своей «последней работой» перед отпуском.

    25 ноября Чичерин прибыл из Москвы в Ленинград. Здесь он встретился с С. М. Кировым, тогдашним секретарем Северо-Западного бюро ВКП(б), выступил на пленуме Ленинградского совета с докладом о международном положении СССР, побывал в театре оперы и балета. Рано утром 27 ноября Георгий Васильевич на немецком пароходе «Вартбург» выехал из Ленинграда в Германию, куда прибыл 30 ноября.

    В тот же день Георгий Васильевич Чичерин приехал в Берлин, а на следующий день снова начались деловые встречи. С 1 по 8 декабря Чичерин ежедневно беседовал с канцлером Марксом, министром иностранных дел Штреземаном, крупными промышленниками, финансистами, дипломатами, журналистами.

    Сообщая наркому внешней и внутренней торговли СССР А. И. Микояну о встречах с германскими финансистами и промышленниками, Чичерин отмечал, что все они «проявляли самое лучшее настроение по отношению к развитию наших экономических связей».

    Посетили Чичерина в Берлине и американские бизнесмены — А. Гарриман, Робинсон и Гамильтон, направлявшиеся на переговоры в Москву. Об этой встрече Георгий Васильевич писал в Наркоминдел: «Вопрос о возобновлении дипломатических сношений с Америкой стоит безнадежно, не сделано ни шагу вперед. Гамильтон хочет, чтобы мы удовлетворили отдельных претендентов, в частности его, ради подготовки почвы; якобы Келлог это одобряет. Домогательство грубо наивное. Я сказал, что до общего соглашения нельзя выделять отдельные претензии».

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Последние годы жизни
  • Год признаний
  • Лозаннская конференция
  • Рапалльский договор
  • Создание дипломатического аппарата
  • Политика мира и дружбы со странами Востока
  • Годы иностранной интервенции и гражданской войны
  • Брестский мир
  • Первые месяцы в Наркоминделе
  • Вступительная статья


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2019