Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Август 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 

    Против фальсификации военной истории чехословацкого кризиса 1938 года Патриотическое / Правда и ложь в истории дипломатии

    Можно ли было в 1938 году в случае возникновения войны разгромить фашистскую армию? Располагали ли для этого Чехословакия и ее союзники необходимыми военными средствами? Какую позицию занимали Франция и СССР в вопросе о вооруженной помощи Чехословацкой республике? Без ответа па все эти вопросы невозможно понять истинные причины чехословацкой трагедии.

    В буржуазной историографии широко распространена версия, согласно которой Франция «в год Мюнхена» была якобы беспомощной в военном отношении. Французский министр иностранных дел Бонне утверждал, «что французская армия была бессильной и не смогла бы, возможно, оказать сопротивление, которого мы желали». Он подчеркивал, что «ни Франция, ни ее союзники не были в состоянии вести войну». При этом Бонне ссылался на мнение ответственных военных руководителей.

    Такой же точки зрения придерживался Фланден. Он утверждал, что даже англо-французских объединенных сил было уже недостаточно для победы над вермахтом. Казалось бы, что из такой предпосылки вытекал вывод о необходимости для западных держав помощи со стороны надежных союзников. Но Фланден пришел к прямо противоположному заключению. Он писал, что

    1             Пьер Фланден в период между двумя мировыми войнами неоднократно возглавлял правительство и различные министерства Франции.

    2             Самая элементарная осторожность рекомендовала Франции пересмотр ее обязательств в Европе.

    Обратимся к тем самым военным авторитетам, на которые пытались опереться Бонне и Фланден, и прежде всего к начальнику генерального штаба Франции Гамелену.

    В конце марта 1938 года Черчилль вел в Париже зондирующие беседы с французскими деятелями — Блюмом, Фланденом, Рейно, Котом, Эррио, Луи Марэном и Гамеленом. Начальник генштаба, замечает Черчилль, «был справедливо уверен в силе французской армии в данный момент».

    Допустим, что к этой оценке следует отнестись сдержанно, так как Гамелен беседовал с иностранным представителем и, естественно, не был заинтересован в чрезмерной откровенности. Но вот что рассказал парламентской комиссии по расследованию причин поражения Франции («комиссия Серра»), созданной парламентом в 1946 году, о своих переговорах в Париже в мае 1938 года французский посланник в Праге Лакруа. Он спросил у генерала Гамелена, было ли возможным в случае германской агрессии против Чехословакии военное вмешательство, и получил утвердительный ответ. Более того, Гамелен заявил, что в случае угрозы агрессии против Чехословакии он считал возможным разгром германской армии.

    Прошло всего несколько месяцев, и 26 сентября 1938 г. в Лондоне состоялась встреча Гамелена с Чемберленом, на которой присутствовали премьер-министр Франции Даладье, французский посол в Лондоне Корбэн и др. Сообщение Гамелена было самым обнадеживающим. Он заявил, что Франция могла выставить 5 млн. человек. Ее система укреплений гарантировала полную свободу боевых операций. Генерал признал слабость французской авиации, однако отметил, что она была в состоянии в небольшом радиусе действия обслуживать сухопутную армию.

    Франция, несомненно, к этому времени уже значительно отставала от Германии в развитии авиации, по числу танков, в области тяжелой артиллерии. Но тем не менее французские войска представляли собой серьезную боевую силу, вполне способную противостоять вермахту. Один из германских военных руководителей, Бек, в меморандуме, написанном в мае 1938 года, констатировал, что французская армия была и остается все еще сильнейшей армией в Европе.

    По данным Гамелена, в течение 1938 года во Франции было призвано 1221 тыс. человек. Бонне называл цифру в 2 млн. человек. К 23 сентября французское правительство перебросило к границам 800 тыс. человек. Только заведомые капитулянты могли считать такую армию, находившуюся к тому же в начальной стадии своего развертывания; бессильной.

    Французские государственные деятели, сознательно преуменьшая боевые качества вооруженных сил Франции, в то же время преувеличивали экономические и военные возможности третьего рейха. Бонне, в выступлениях и книгах которого фальсификация предвоенных событий нашла наиболее полное и законченное выражение, считал, что германская армия была очень сильной и война явилась бы страшным испытанием. В своих мемуарах он рассказывает о грандиозных темпах вооружения Германии, о ее якобы непреоборимой военной мощи, о массовом производстве танков и самолетов, о лихорадочном строительстве укреплений. Бонне настойчиво подчеркивал, что на германских границах работало 500 тыс. мобилизованных людей. 1,5 млн. солдат находилось в казармах и на маневрах.

    Соответствует ли действительности версия Бонне и других «мюнхенцев» о «непобедимости» гитлеровской Германии? Нет, факты полностью опровергают ее.

    Начнем с того, что осенью 1938 года германская экономика переживала огромные трудности. Стратегическое сырье, валюта и золотые запасы, захваченные в Австрии, были уже на исходе. Объем внешней торговли сократился, курс марки упал. Облигации первого внутреннего займа, выпущенного в апреле 1938 года, обесценились в результате их массовой распродажи спекулятивными элементами, и выпуск второго займа, намеченный на сентябрь, гитлеровцам пришлось отложить.

    1 сентября 1938 г. министр финансов Шверин-Крозиг сообщил Гитлеру, что Германия больше не в состоянии нести тяжкое бремя гигантских военных расходов и находится на пороге инфляции.

    В «тысячелетнем рейхе» нарастало политическое недовольство. В августе 1938 года была введена во всех отраслях индустрии 60-часовая рабочая неделя. Эксплуатация трудящихся резко усилилась. Под влиянием напряженной международной и внутренней обстановки активизировалась и верхушечная генеральско-чиновничья оппозиция гитлеровскому режиму, вынашивавшая планы «дворцового переворота».

    В итоге можно без преувеличения сказать, что фашистский режим в Германии переживал весьма критические дни.

    Как экономика, так и вооруженные силы рейха не были готовы к войне. Об этом знали и в Париже, и в Лондоне. Гамелен 26 сентября в уже упоминавшейся беседе с английскими политическими деятелями отметил многие уязвимые места германской армии: незаконченную систему укреплений, нехватку кадров, трудности мобилизации в связи с отсутствием подготовленных резервов, недостаток сырья, особенно нефти. По мнению Гамелена, Германия и Италия не были в состоянии вести длительную войну. Он заявил, что несомненное превосходство гитлеровцев в области авиации не помешает счастливому для французского оружия исходу.


    Предыдущая страница           Следующая страница
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Метод обмана в арсенале английской дипломатии
  • СССР и антифашистская коалиция
  • Конец дипломатии «оси» Берлин-Рим
  • Индийская дипломатия и политика неприсоединения
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Научиться дипломатии
  • Введение
  • За единый дипломатический фронт
  • Новая дипломатия — новые люди
  • В открытом бою


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015