Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • Гигиена массового спорта. Глава II. Рациональный суточный режим
  • Этажи леса
  • МИНЕРАЛЬНЫЕ ВОДЫ КУРОРТА НАЛЬЧИК
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Неплохая карта Эльбруса и части Приэльбрусья. Масштаб 1:100 000
  • Горная болезнь. История изучения
  • Карта маршрута "Путешествие вокруг Эльбруса". Масштаб 1:100 000
  • Краски из растений
  • ПОДВИЖНЫЕ ИГРЫ. ЛЕТНИЕ ИГРЫ. Стр 26
  • «    Февраль 2024    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    26272829 

    Метод обмана в арсенале английской дипломатии Патриотическое / Правда и ложь в истории дипломатии

    В марте—апреле 1939 года начались переговоры между СССР, Англией и Францией. В марте во время этих переговоров Советское правительство предложило созвать конференцию представителей Англии, Франции, СССР, Турции, Польши и Румынии как наиболее заинтересованных в предотвращении агрессии государств. Это было конструктивное предложение, которое могло содействовать значительному усилению безопасности европейских стран. Английское правительство, которое непрерывно заявляло, что оно выступает за совместные действия с СССР, отклонило это предложение. Но оно не сделало этого прямо и честно. Опасаясь реакции общественного мнения, оно побоялось открыто высказать свое несогласие с советскими предложениями и прибегло к искусственным доводам. Оно заявило, что советское предложение «преждевременно», хотя война уже стояла на пороге ряда европейских государств и промедление могло оказаться роковым. Понимая неубедительность довода о «преждевременности» совещания, английский министр иностранных дел Галифакс в беседе с советским послом заявил, что правительство Великобритании будто бы не может найти «достойного человека» для посылки на такую конференцию. Было ясно, что и это заявление лишь предлог для того, чтобы отклонить советское предложение.

    В апреле 1939 года советское правительство направило Англии и Франции предложение, которое сводилось к тому, что три государства должны заключить между собой договор о взаимной помощи против агрессии в Европе сроком на 5—10 лет. Проект договора, предложенный Советским правительством, предусматривал, что три страны будут оказывать всяческую, в том числе военную, помощь восточноевропейским государствам, расположенным между Балтийским и Черным морями и граничащим с СССР, в случае агрессии против этих государств.

    Предложенный СССР проект соглашения был выгоден всем трем договаривающимся державам. Он предусматривал обуздание гитлеровской агрессин вне зависимости от того, в каком направлении она будет предпринята. Советское правительство было решительно против проводимой Англией и Францией политики заигрывания с агрессором, политики лавирования, и именно потому оно настаивало на обязательстве трех государств не заключать сепаратный мир или перемирие с агрессором.

    Как же ответила Англия на советские предложения?

    Английские политические деятели в своих публичных заявлениях не раз высказывались за принятие вместе с другими европейскими государствами мер по пресечению агрессии.

    Казалось бы, создавались благоприятные условия для принятия совместных решений. Но на самом деле слова и дела английских политиков не имели друг с другом ничего общего.

    Поскольку Франция была склонна принять значительную часть советских предложений, английское правительство обратилось к ней с просьбой не давать никакого ответа на советские предложения без консультации с Англией. Оно посоветовало Франции воздержаться от заключения трехстороннего союза. Английская политика заключалась в том, чтобы, как выразился Галифакс, продолжать переговоры с СССР, «не отдаляя от себя Россию, но все время держа ее в игре». Он указал, что нужно не упускать «шанс получения помощи со стороны России во время войны» и в то же время «не подвергать мир опасности провокационных насильственных действий со стороны Германии», то есть ни в коем случае не портить отношений с Германией, чтобы не закрыть дорогу к сговору с ней.

    Английское правительство не желало принимать советские предложения, но вместе с тем и не хотело открыто и категорически отклонить их. Как заявил постоянный заместитель министра иностранных дел Англии Кадоган, простое отклонение советских предложений «дало бы возможность Советскому правительству поставить правительства Англии и Франции в неудобное положение». Поэтому английское правительство в течение трех недель не давало ответа на советские предложения, а через три недели внесло предложение, согласно которому Советский Союз должен был принять одностороннюю декларацию о помощи Англии и Франции. Американский историк проф. Флеминг в своей книге «Холодная война» писал по поводу английского ответа: «Трудно представить себе, что можно было сделать более безрассудное предложение. России пришлось бы принять удар чудовищной машины, и она призывалась действовать против Германии по приказу из Лондона. Англия считала, что СССР должен оказать немедленную помощь ей и Франции в случае вовлечения их в военные действия во исполнение принятого им на себя в марте 1939 года обязательства оказать помощь Польше и Румынии, но не предлагала помощи СССР, если бы последний оказался вовлеченным в военные действия при исполнении взятого на себя обязательства».

    22 марта 1939 г. министерство иностранных дел Великобритании представило своему правительству меморандум об англо-советских переговорах. В нем в большей степени, чем в каком-либо другом документе, раскрываются корыстные, узкоэгоистические цели английской дипломатии. В меморандуме подчеркивалась невыгодность для Англии заключения с СССР договора о взаимопомощи. Английская дипломатия считала необходимым заключение не союза с СССР и Францией для предупреждения или обуздания гитлеровской агрессии, а такого соглашения, которое втянуло бы в войну Советский Союз и переложило бы тяжесть борьбы с фашизмом на плечи советского народа. Характер предлагаемого Англией союза был таков, что он по-прежнему ставил СССР в неравноправное положение и открывал агрессору дорогу в сторону прибалтийских государств, а затем в сторону СССР, не гарантируя Советскому Союзу никакой помощи от Англии и Франции. Таким образом, речь шла не о противодействии агрессору, а о том, чтобы повернуть гитлеровскую агрессию в направлении, наиболее удобном для Англии, а именно в сторону СССР.

    Такая политика правительства Англии вызвала серьезное недовольство среди английского общественного мнения, которое справедливо обвиняло правящие круги в том. что последние искусственно затягивают переговоры о заключении равноправного союза. Тогда английское правительство, чтобы успокоить общественность, замаскировать истинные цели английской дипломатии, решило предпринять маневр, который имел целью создать в Англии и за границей впечатление, что оно искренне стремится к достижению соглашения с СССР и не желает затягивать заключение договора.

    Английское правительство решило направить в Москву У. Стрэнга — советника министерства иностранных дел Великобритании, заведующего департаментом Центральной Европы. При этом правительство хотело создать впечатление, что направление Стрэнга. в свое время занимавшего пост советника английского посольства в Москве и хорошо знакомого с положением в Советском Союзе, докажет заинтересованность Англии в успехе переговоров и покажет, что Англия стремится добиться заключения соглашения. В английской буржуазной прессе, разумеется не без ведома английского правительства, была поднята шумиха, имевшая целью показать, что направление Стрэнга является важным этапом в достижении прогресса в переговорах. Английская официальная пресса предпочла не акцентировать внимание на том, что в Москву был направлен второстепенный чиновник английского министерства иностранных дел, в то время как на переговоры с Гитлером в 1938 году трижды вылетал сам премьер-министр Великобритании Н. Чемберлен. В настоящее время в свете опубликованных материалов не остается никаких сомнений в том, что Стрэнг был направлен в Москву не для того, чтобы добиться прогресса в переговорах, а, как свидетельствуют английские документы, лишь для того, чтобы вооружить английского посла в Москве необходимыми аргументами для дискуссии с Советским правительством.

    Когда Стрэнг прибыл в Москву, в английское посольство был приглашен французский посол Наджар, которого ознакомили с инструкциями, привезенными Стрэнгом. Прочтя эти инструкции, Наджар задал всего один вопрос: действительно ли английское правительство хочет вести переговоры ради переговоров?

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Конец дипломатии «оси» Берлин-Рим
  • Против фальсификации военной истории чехословацкого кризиса 1938 года
  • Индийская дипломатия и политика неприсоединения
  • В открытом бою
  • СССР и антифашистская коалиция
  • За единый дипломатический фронт
  • Научиться дипломатии
  • Новая дипломатия — новые люди
  • Введение


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2019