Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • Гигиена массового спорта. Глава II. Рациональный суточный режим
  • Этажи леса
  • МИНЕРАЛЬНЫЕ ВОДЫ КУРОРТА НАЛЬЧИК
  • Карта маршрута "Путешествие вокруг Эльбруса". Масштаб 1:100 000
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Неплохая карта Эльбруса и части Приэльбрусья. Масштаб 1:100 000
  • Горная болезнь. История изучения
  • Краски из растений
  • ПОДВИЖНЫЕ ИГРЫ. ЛЕТНИЕ ИГРЫ. Стр 26
  • «    Июнь 2024    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930

    В битве за Царицын Патриотическое / Данило Сердич

    Несколько позже в том же штабе Сердичу представили статного, подтянутого молодого человека с большими черными хитроватыми глазами и тонкими усиками, которые особенно подчеркивали юношеский задор. «Командир интернационального батальона» — так назвали незнакомца.

    —    Дундич,— коротко представился он сам.

    —    Земляк? — спросил Сердич, приятно удивленный.

    —    Серб?..

    Земляки в порыве чувств обнялись. Не было времени для длительного разговора, для расспросов. Из нескольких фраз узнали друг о друге самое главное. Сердич узнал, что Дундич в 1917 году служил в том же добровольческом корпусе, что и он, только в другом полку. После развала корпуса Дундич остался в Одессе. Из своих друзей он создал в начале небольшую группу бойцов, а затем под его командованием возник довольно большой отряд из сербов, хорватов и чехов. Дундич доволен, что попал под Царицын.

    —    Здесь горячо,— говорил он.

    —    Я люблю, где погорячее.

    —    Вот бы и нас с вами объединить,— предложил Сердич.

    —    Нет, нельзя,— возразил Дундич.— В пехоте я не вояка. Хочу воевать только в кавалерии. Люблю лошадь.

    Сердич тоже был прирожденным кавалеристом. И он предпочитал конницу. Но подчинился обстоятельствам, приказам командования. Вначале пришлось командовать стрелками.

    В дни обороны Царицына подразделения сербов сражались на самых трудных участках, куда бросали наиболее стойкие и боеспособные части. В приказе штаба обороны Царицына от 24 июля 1918 года, изданном в час ночи, читаем:

    «Необходимо: Сербский батальон, роту крестьянского полка, взвод артиллерии и пулеметную команду в составе 8 пулеметов поднять сейчас по тревоге и срочно отправить в район ст. Арчеда...»

    Отряду Сердича то и дело поручались особо ответственные боевые задания. В оперативной сводке от 26 июля сообщалось, что главные силы войск арчединского участка, наступавшие к западу на Арчеда — Лог, охвачены противником с флангов. 25 июля на поддержку красных бойцов был двинут из Царицына сербский батальон. Вскоре он потеснил противника. Летописи исторической обороны запечатлели много примеров отваги и геройства сербских воинов. В сводках особенно часто упоминался отряд Сердича. 1 августа 1918 года сообщалось: «Особенно молодцевато действовал сербский батальон». В царицынской газете «Солдат революции» читаем, что 8 августа при отступлении от Лога красноармеец сербского батальона Джордже Гуцич, будучи ранен в обе ноги осколками снаряда и не желая сдаться в плен врагу, взорвал гранату и геройски погиб. Осколками гранаты были убиты и ранены вражеские солдаты.

    Из послужного списка Сердича видно, что он командовал сербским отрядом с 25 февраля по август 1918 года, а затем был назначен командующим несколькими объединенными частями царицынского участка. За личный героизм и умелое командование на царицынском участке Сердичу был вручен подарок от Реввоенсовета республики — серебряный портсигар.

    В августе 1918 года после кровопролитных боев командующий 10-й армией К. Е. Ворошилов собрал совещание всех командиров и комиссаров царицынских участков и частей. На это совещание был приглашен и Сердич. Он немного опоздал. Участники совещания обратили внимание на рослого усатого богатыря в широких красных галифе, с длинной саблей.

    Сидевший неподалеку командир Степан Батороль предложил Сердичу сесть рядом с ним.

    — Нравится командарм? — спросил Батороль Сердича.

    —    Еще бы! Луганский рабочий, старый большевик, бьет белых генералов по всем правилам военной науки,— ответил Сердич.

    —    А ты, командир, откуда прибыл? — поинтересовался Батороль.

    —    С качалинского участка.

    —    Жарко там?..

    —    Как везде.

    —    А почему носишь такие красные штаны?

    —    Люблю красный цвет.

    Батороль пристально поглядел на Сердича. Довольно сильный акцент говорил об иностранном происхождении Сердича.

    — Ты, брат, не русский?.. Давай познакомимся. Я командир отряда Красной гвардии из Донбасса и зовут меня Степан Федорович Ба-то-роль.

    Отрекомендовался и Сердич. После совещания завязалась между ними дружеская беседа. Баторолю пришелся по душе смелый балканский рабочий, молодой командир, имевший довольно солидную боевую биографию.

    Встречи с Баторолем продолжались. Сердичу нравилась его размеренная украинская речь. Она напоминала хорватско-сербский язык. Привлекали и книги, которые предлагал ему для чтения опытный партийный организатор Батороль.

    В августе 1918 года отряд Сердича участвовал в разоружении контрреволюционных элементов, в том числе одной сербской роты.

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Командир корпуса
  • В мирные дни
  • Герой Чонгара
  • В одном строю с буденновцами
  • Враг бежит
  • Политшкола в каземате
  • «Остаюсь в России!»
  • Революционная весна
  • Экзекуция
  • Слово о Даниле Сердиче


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2019