Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Август 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031 

    Василий Лебедев. Обречённая воля, 1969 г. Часть 4 Патриотическое

    Часть четвертая

    1

    Несколько недель зависали над Москвой холодные осенние дожди. Вспухли реки, речушки, ручьи. К берегам Яузы, Неглинной, Золотого Рожка, Хотынки, Синички, да и самой Москвы-реки не подойти, не подъехать. Грязь за Кремлевским холмом, грязь по улицам. То там, то здесь брошены среди улицы застрявшие телеги — хозяева уехали верхами, ветер гнал вдоль домов остатки сена... Но пришли наконец ноябрьские заморозки. Болезненно-желтые зори все чаще растекались по чистой бирюзе небосклона. Мороз вытеснил дожди.

    Шафиров, должно быть, не доверял утренникам: он явился в Государственный Посольский приказ в теплом кафтане, надежно укрывавшем его в минувшие недели от дождя, сырого снега и ветров. Вошел в канцелярию, повел носом:

    —      Рано труба закрыта!

    Кинул кафтан на руки приказным.

    —      Петр Павлович, батюшка, атаман Петров давно ждет.

    —      Вели войти!

    Шафиров прошел к себе в кабинет, оставив дверь приотворенной, и в великолепном настроении сел за стол, где его ожидало письмо атамана Максимова.

    Василий Лебедев. Обречённая воля, 1969 г. Часть 3 Патриотическое

    Часть третья

    1

    С самого утра без умолку рыдали колокола на Софийском соборе. По приезде в Киев Петр заказал панихиду. Колокольный звон разбудил его, и он тотчас вспомнил, что больше нет генерал-адмирала Головина... Петр не дождался постельничего Гаврилу Головкина, сам торопливо оделся в повседневный мундир, достал бумагу, перо, да так и не умывшись сел писать Апраксину.

    «Ежели сие письмо вас застанет на Москве, то не извольте ездить на Воронеж; будешь на Воронеже, изволь ехать в Москву, ибо, хотя б никогда сего я вам не желал писать, однако воля всемогущего на то нас понудила, ибо сей недели господин адмирал и друг наш от сего света отсечен смертию в Глухове; того ради извольте, которые приказы (кроме Посольского) он ведал, присмотреть, и деньги и прочие вещи запечатать до указу. Сие возвещает печали исполненный Петр».

    В дверях за это время стали Гаврила Головкин и Меншиков, не смея ступить за порог, не смея мешать.

    — Отправь это в Москву! — не поворачиваясь, убитым голосом приказал Петр Меншикову.— Отныне генерал-адмиралом станет Федор Матвеевич...

    Головкин и Меншиков подошли к столу.

    Василий Лебедев. Обречённая воля, 1969 г. Часть 2 Патриотическое

    Часть вторая

    1

    В Европе еще не приумерили смех над Петром I за его поражение под Парной в 1700 году, еще продолжала ходить по царствующим диорам ироническая медаль с изображением русского царя, убегающего от Карла XII без шляпы, а при дворах уже появились новые анекдоты. Рассказывали, как по-мужичьи жаден он на работу, как скуп, как отвратительно невоспитан и будто бы кидался костьми с тарелок, когда обедал у прусских курфюрстин. Он действительно имел с детства привычку метать кости собакам во время обеда, но в Пруссии, как ему казалось, этого не делал. Однако все эти анекдоты, сплетни и сама медаль, дошедшая до Петра уже после того, как он взял в прошлом году Нарву, не только не повергали его в унынье, но, напротив, разжигали в нем неуемную страсть к деятельности, желание доказать Европе еще большую жизнеспособность и силу русского государства, и в то же время никто, как Петр, но понимал всей трудности сложившегося положения — и внутреннего, и внешнего — в эти решающие годы затянувшейся войны со Швецией. Как жить? Как воевать дальше? — вокруг этих вопросов неустанно билась мысль Петра.

    Василий Лебедев. Обречённая воля, 1969 г. Часть 1 Патриотическое

    Трудовая жизнь Василия Лебедева началась очень рано. Он работал грузчиком, гвоздильщиком, поваром. После окончания университета преподавал в школе русский язык и литературу.

    В 1969 году выходит первая книга повестей и рассказов Василия Лебедева «Маков цвет». Книга удостоена премии Ленинского комсомола. Позднее появились книги «Высокое поле», «Жизнь прожить», «Его познал Гиппократ» и другие.

    Повесть «Обреченная воля» — новое слово в творчестве писателя, первое его обращение к исторической теме. Повесть рассказывает о Кондратии Булавине — руководителе восстания на Дону в начало XVIII века. Целью восстания была борьба за волю Дикого поля, но ото движение переросло в борьбу за свободу всех угнетенных, бежавших на Дон от чудовищной эксплуатации.

    Действие в повести развивается по двум сюжетным линиям. Одна — жизнь булавинской вольницы, т. е. казаков, запорожцев, восставших башкир, другая — царский двор В лице Петра I и его приближенных. Трагический исход восстания наиболее ярко отразился в драматизме судьбы самого Булавина и его семьи.

    Алексей Николаевич Крестовников Легенды и были

    В начале 1950 г. научная и спортивная общественность тепло отметила 65-летие со дня рождения и 50-летие научно-трудовой деятельности одного из старейших альпинистов страны, видного деятеля советской физиологической науки, профессора дважды орденоносного Института физической культуры им. Лесгафта Алексея Николаевича Крестовникова. В адрес юбиляра со всех концов Советского Союза поступили многочисленные приветствия, отмечающие большое значение его научной и педагогической деятельности и заслуги Алексея Николаевича в создании советской физиологии спорта, молодой ветви общей экспериментальной физиологии.

    Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015